КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi iii


текст • переводы • гринфельдcommentariivarialectioprosodia

Бируков А. Петровский Ф. А. Север Г. М. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/5Бируков А.


Когда лютейший сын, корыстью ослепленный,
Прервет родителя преклонны дни священны —
Для изверга сего извлечь бы должно в яд
Чесночный злейший огнь, а не цикуты хлад.

5 Пусть каменная чернь чеснок употребляет!
Он внутренность мою палит и разрывает,
Как бы́ сосал в земле змей ядовитых кров,
Или́ отравщицы в нем тлился злобный ков.

Не соком ли его Медея окропила
10 Язона, чтоб пред ним смирилась злая сила?
И не его ль огонь влила в коварный дар,
Чтоб сжечь совместницу, произвести пожар?

Под небом пламенным Апулии безводной
Не может моему найтиться жар подобный;
15 Не большим пламенем в одежде роковой
И сам Иракл сгорал, свершивши труд земной.

Но ведай, Меценат, что кушанье такое
Впредь за меня тебе готовит мщенье злое —
Ты будешь милых уст лобзания лишен
20 И на одре любви уснешь уединен.

«Санкт-Петербургский вестник», СПб., 1812, ч. 3, № 8, с. 152.

К Меценату.

[2/5Петровский Ф. А.


Коль сын рукою нечестивой где-нибудь
отца задушит старого —
пусть ест чеснок; цикуты он зловреднее!
О крепкие жнецов кишки!
5 Что за отрава мне в утробу въелася?
Иль кровь змеи мне с этою
травой варилась на́-зло? Иль Канидия
мне зелье это стряпала?
Когда Медею Аргонавтов вождь пленил
10 своей красой блистательной,
она, чтоб мог он диких укротить быков,
Язона этим смазала;
и, влив такой же яд в дары сопернице,
умчалась на крылах змеи.
15 Еще ни разу звезды так не жарили
засушливой Апулии,
и плеч Геракла так не жег могучего
кентавров дар мучительный.
А коль, затейник-Меценат, захочешь ты
20 опять такого кушанья —
пусть поцелуй твой дева отстранит рукой,
и дальше отодвинется!

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 183. В этом издании, и тж. в издании «Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993 автором перевода указан Александров Ф.

Эпод 3. К Меценату, который угостил Горация кушаньем сильно приправленным чесноком. Гораций в патетическом тоне восстает против чеснока, удивляясь крепким желудкам жнецов, питавшихся им, и говорит, что чеснок вредней самой цикуты (яда которым был отравлен Сократ). Его, говорит Гораций, волшебница Медея вероятно применила для укрощения огнедышащих быков, на которых должен был пахать предводитель аргонавтов Язон; им она отравила покрывало и венок своей соперницы Креузы. Свою изжогу от чеснока Гораций сравнивает с огнем пожиравшим Геракла, когда тот надел платье отравленное Деянирой кровью кентавра Несса, и, чтобы избавиться от мучений, велел сжечь себя на костре.

[3/5Север Г. М.


Рукой безбожной старого родителя
задушит если сын родной,
чеснок глотает — жутче он цикуты! — пусть.
Жнецов утроба прочная!
5 Какой же яд в груди моей свирепствует?
Гадюки, что ли, кровь с травой
подали мне вареную? Канидия
мне зелье, что ли, стряпала?
Медея, аргонавтом раз блистательным
10 превыше всех плененная,
быков чтоб укротил, ярма не знающих,
Язона тем намазала;
подарки сдобрив тем же в месть разлучнице,
на змее прочь летающем
15 бежала. Зной небесный так не буйствовал
в засушливой Апулии!
Не жгло Геракла плеч так страшно платье, в дар
кентавром принесенное!
Когда же, Меценат, тебе захочется
20 опять сыграть ту шуточку —
от губ рукой девчонка пусть закроется
и в край кровати спрячется.

2006 г. «Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 29.

К Меценату. Написан предположительно в 36—33 до н.э.

Ср. Эп. XIV. ○ Тацит, «Анналы» I (54):

Подобные театральные представления Август разрешал — в угоду Меценату, который пылал неумеренной страстью к Батиллу...

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона:

Батилл — уроженец Александрии (в Египте), вольноотпущенник и фаворит Мецената в Риме, первый ввел особого рода мимические представления, и за свой талант стал любимцем римского народа.

Ювенал, VI 63:

...[Видя] Батилла, как он изнеженно Леду танцует...


3. Подразумевается казнь на которую в древности осуждали святотатцев — отцеубийц, поругателей богов, и т.п. Напр. осужденный за оскорбление богов Сократ принял чашу цикуты.

3. Цикуты. Cicuta (цикута). Cicuta virosa; ядовитое растение; вид рода Вёх семейства Зонтичные. Одно из самых ядовитых растений.

4. Чеснок употреблялся жнецами как тонизирующее средство, помогающее восстановиться после работы в поле в жаркую погоду (принимался обычно в смеси с чабрецом). Сельские жители также принимали чеснок как антидот при некоторых отравлениях. ○ Вергилий, «Буколики» II 10—11:

И Тестиллида жнецам, изнуренным от сильного жара,
в помощь чеснок и тимьян растирает, душистые травы...

6. Гадюки, что ли, кровь. Кровь гадюки (vipera) и жабы (rana turpis) у греков и римлян считались сильнейшим ядом. ○ Гораций, Од. I VIII 8—10:

...Крови
словно гадючьей, масла
стал страшиться...

Гораций, Эп. V 19:

Яиц отвратной жабы кровью смазанных...

6. С травой. «Колдовским» зельем из «волшебной» травы; с референцией к Канидии в ст. 7.

7. Канидия. К Канидии Эп. VЭп. XVII.

9. Медея. Μήδεια; Меде́я. Волшебница, колдунья. Помогла Язону овладеть золотым руном и бежала с ним в Грецию. ○ Гораций, Эп. XVI 59—60:

Килем сосновым воды́ не трогали там аргонавты,
Медея не ступала там бесстыдница...

9. Аргонавтом. Язоном — предводителем Аргонавтов, отправившихся на корабле «Арго» в Колхиду за золотым руном.

11—12. Испытав множество приключений, Аргонавты достигли Колхиды, где правил царь Ээт. Царь согласился отдать золотое руно если Язон запряжет в плуг огромных медноногих изрыгающих пламя быков, вспашет на них поле и засеет его зубами дракона. Тогда, по просьбе Афины и Геры, покровительствовавших Аргонавтам, бог любви Эрос вселил в сердце волшебницы Медеи, дочери Ээта, любовь к Язону. Язон обещал Медее жениться на ней, и с ее помощью выполнил требования Ээта — Медея дала ему мазь спасавшую от огненного дыхания быков.

12. Язона. Ἰάσων; Иасо́н, Язо́н, Ясо́н. Участник похода Аргонавтов; участник Калидонской охоты. Предводитель Аргонавтов, отправившихся на корабле «Арго» в Колхиду за золотым руном.

13—14. Когда, по возвращении из путешествия за золотым руном, Язон решил вступить в новый брак, с Главкой, дочерью царя Креонта, возмущенная изменой Медея прислала в дар новобрачной отравленную золотую корону и свадебное одеяние. Главка, надев подарки, умерла в страшных мучениях. Медея, убив затем на глазах Язона своих двух малолетних сыновей от него, унеслась на колеснице запряженной крылатыми змеями. ○ Еврипид, «Медея» 779—790:

...Лишь о детях
его молить я буду, чтобы их
оставили в Коринфе. Не затем
я этого хочу чтоб меж врагами
оставить их — но мне убить царевну
они помогут хитростью, чрез них
я перешлю дары ей — пеплос дивный
и золотую диадему. Тот
чарующий едва она наденет
убор — погибнет в муках, кто бы к ней
потом ни прикоснулся — тоже ядом
я напою дары свои...

16. Апулии. Apulia; Апу́лия. Область в Италии (совр. регион Апулия Италии). Родина Горация.

16. Гораций, Од. III XXX 10—12:

...Авфид стремительный
где шумит, где сухих правил селянами
весей Давн...

17. Геракла. Ἡρακλῆς; Гера́кл. Герой. Среди многочисленных мифов о Геракле наиболее известен цикл сказаний о двенадцати подвигах совершенных Гераклом на службе у Эврисфея, царя г. Микены. Неоднократно упомянут в «Илиаде».

18. Однажды Гераклу с женой Деянирой пришлось переправляться через реку. Через реку за плату перевозил на своей спине кентавр Несс. Геракл посадил Деяниру на кентавра и переплыл реку сам, но как только вышел на берег, услышал крик Деяниры, которая звала на помощь — кентавр пытался ее изнасиловать. Геракл смертельно ранил его стрелой из лука. Умирая, Несс сказал, что если Деянира соберет его кровь и семя и смешает их, то получит смесь которая будет вечным приворотным зельем и обеспечит Деянире любовь Геракла. Когда Геракл пленил Иолу и собирался взять ее в жены, Деянира послала мужу одежду смоченную этой смесью, надеясь возвратить его любовь. Геракл надев эту одежду испытал такие муки, что не выдержал, бросился в огонь и погиб. ○ Гораций, Эп. XVII 30—32:

Куда еще? Земля и море! Жаром я
объят какой не жег Геракла Нессовой
тягучей кровью...

[4/5Тучков С. А.


Когда б, природы изверг страшный,
Сын столь неблагодарен был,
Чтоб, презирая грех ужасный,
Отца за деньги удавил,

5 Безбожна действия в награду
Явить чтоб муку и тоску —
Пусть не дают лютейша яду,
Но пусть наестся чесноку.

О вы, пришедшие трудиться
10 Жнецы с железом на поля!
Какая боль во мне таится,
Всю внутренность мою паля?

Змеина ль ядовитость сока
Смешалась в яствах ваших сих?
15 И не Канидия ль жестока
Сама приготовляла их?

Когда пленилася Медея
Язоном, греческим пловцом,
Тогда, в бедах его жалея,
20 Всего натерла чесноком;

Волы, что пламенем дышали,
Не могши яд терпеть такой,
Содро́гнулись и побежали —
Победу одержал герой.

25 И тем же ядом напитала
Дары соперницы своей,
Когда драконов запрягала,
Чтоб улететь потом от ней.

Апульский зной и яд Колхиды
30 Себя с сей мукой не сравнит,
Ни жар палящия хламиды,
Погиб великий чем Алкид.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 267—268.

Эпода III. Против чеснока.


Ст. 15. Канидия была известная волшебница или чародейка в Риме.

[5/5Фет А. А.


Кто старческое горло задавил отцу
рукою нечестивою,
Пусть ест чеснок, который всех цикут вредней.
О твердые кишки жнецов!
5 Какой же яд в груди моей свирепствует?
Уж не в змеиной ли крови
Варили эту траву мне, иль злую снедь
Состряпала Канидия?
Когда из Аргонавтов всех прекраснейший
10 Медее приглянулся вождь,
Она, чтоб непокорных он запряг волов,
Язона этим мазала;
Намазав тем же злобный дар сопернице,
На крыльях змия унеслась.
15 Нет никогда в каникулы не парило
Так в жаждущей Апулии,
Не сожигал мучительней палящий дар
Могучих Геркулеса плеч.
И ежели хоть раз того ж захочется,
20 Шутливый Меценат, тебе,
Пусть дева, поцелуй твой отстраня рукой,
На край постели сдвинется.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. III. К Меценату. Эта шуточная эпода написана вероятно около 719 г. от О.Р., еще до женитьбы Мецената на Теренции, так как слово дева в 21 стихе к последней относиться не может. Поэт преувеличенно выставляет страдания от чеснока, которым Меценат, предававшийся кулинарным изысканиям, мог в шутку накормить своего любимца. Греки и римляне до того ненавидели чеснок, что последние прозвали охочих до него евреев (foetentes) вонючими


Ст. 3. Cicuta virosa — род тростника, лютик. Сок его в Афинах давали пить приговоренным к смерти, между прочим Сократу.

Ст. 4. Употреблявших чеснок.

Ст. 8. Ядодейке Канидии посвящены Горацием V и XVII эподы, в которых он дает волю негодованию и насмешкам.

Ст. 12. Поэт уверяет, что чеснок был тот яд, которым Медея помогла Язону усмирить непокорных огнедышащих волов, а затем, намазав венец невесты Язона, дочери коринфского царя Креона (Креузы), этим сожгла ее и унеслась на колеснице, везомой крылатыми драконами.

Ст. 18. Геркулес, приревновав Центавра Несса, переносившего вброд жену его Дианиру, ранил Центавра насмерть. Несс, умирая, дал Дианире своей крови, чтобы упрочить ей верность Геркулеса. Но когда последний похитил Иолу, Дианира послала Геркулесу, как свадебный подарок, одежду, в которой зашита была кровь Несса. Одежда эта до того стада жечь плечи Геркулеса, что он сложивши костер, добровольно сжег себя.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016