КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi v


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Петровский Ф. А. Север Г. М. Тучков С. А. Фет А. А.

[1/5Петровский Ф. А.


«О боги, кто б ни правил с высоты небес
землей и человечеством,
что значат этот шум и взоры грозные,
ко мне все обращенные?
5 Детьми твоими заклинаю я тебя,
коль впрямь была ты матерью,
ничтожной этой оторочкой пурпурной
и карами Юпитера —
зачем ты смотришь на меня как мачеха,
10 как зверь стрелою раненый?»
Лишь кончил мальчик умолять дрожащими
устами и, лишен одежд,
предстал (он детским телом и безбожные
сердца фракийцев тронул бы) —
15 Канидия, чьи волосы нечесаны
и перевиты змейками,
велит и ветви фиг с могил добытые,
и кипарис кладбищенский,
и яйца кровью жабы окропленные,
20 и перья мрачных филинов,
и травы ядом на лугах набухшие
в Иолке и в Иберии,
и кость из пасти суки тощей взятую —
сжигать в колхидском пламени.
25 Меж тем Сагана быстрая весь дом вокруг
кропит водой авернскою —
как у бегущих вепрей иль ежей морских
волосья ощетинились.
А Вейя, совесть всякую забывшая,
30 кряхтя с натуги тягостной,
копает землю крепкою мотыгою —
чтоб яму вырыть мальчику,
где б, видя смену пред собою кушаний,
он умирал бы медленно,
35 лицо не выше над землею выставив
чем подбородок тонущих.
Пойдет сухая печень с мозгом вынутым
на зелье приворотное,
когда, вперившись в яства недоступные,
40 зрачки угаснут детские.
Мужскою страстью одержима Фолоя
была тут Ариминская;
и весь Неаполь праздный, и соседние
с ним города уверены,
45 что фессалийским сводит заклинанием
она луну со звездами.
Свинцовым зубом тут грызя Канидия
свой ноготь неостриженный —
о чем молчала, что сказала? — «Верные
50 делам моим пособницы,
Ночь и Диана, что блюдешь безмолвие
при совершеньи таинства, —
ко мне! На помощь! На дома враждебные
направьте гнев божественный!
55 Пока в зловещих дебрях звери прячутся
в дремоте сладкой сонные,
пускай, всем на́ смех, лаем псы субурские
загонят старца блудного!
Таким он нардом умащен, что лучшего
60 рука моя не делала.
Но что случилось? Почему же яростной
Медеи яд не действует,
которым гордой отомстив сопернице,
царя Креонта дочери,
65 она бежала прочь, а новобрачную
спалил наряд отравленный?
Травой и корнем я не обозналася —
по крутизнам сокрытыми!
Ведь отворотным от любовниц снадобьем
70 постель его намазана!
Ага! Гуляет он, от чар избавленный
колдуньей что сильней меня.
О Вар, придется много слез пролить тебе —
питьем еще неведомым
75 тебя приважу; не вернут марсийские
тебе заклятья разума.
Сильней, сильнее зелье приготовлю я,
тебе волью, изменнику!
Скорее небо ниже моря спустится,
80 а суша ляжет поверху,
чем, распаленный страстью, не зажжешься ты,
как нефть коптящим пламенем!»
Тут мальчик бросил ведьм безбожных жалобно
смягчать словами кроткими,
85 и бросил им, чтобы прервать молчание,
Фиестовы проклятия:
«Волшебный яд ваш, правду сделав кривдою,
не властен над судьбой людей.
Проклятье вам! И этого проклятия
90 не искупить вам жертвами!
Лишь, обреченный смерти, испущу я дух — ,
ночным явлюсь чудовищем;
вцеплюсь кривыми я когтями в лица вам,
владея силой адскою;
95 на грудь налягу вашу беспокойную
и сна лишу вас ужасом!
Всех вас, старухи мерзкие, каменьями
побьет толпа на улице,
а трупы волки растерзают хищные
100 и птицы эсквилинские.
И пусть отец мой с матерью несчастною
увидят это зрелище!»

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 185—187. В издании автором перевода указан Александров Ф.

Эпод 5. Колдуньи Канидия, Сагана, Вейя и Фолия собираются убить мальчика, чтобы из его печени и костного мозга сварить любовное зелье, которым Канидия хочет приворожить старика Вара.


7. Ничтожной этой оторочкой пурпурной. Отороченную пурпуром тогу носили несовершеннолетние.

22—24. Иберия, т.е. Грузия, и Иолк упомянуты в связи с мифом о Медее.

26. Авернская вода. Авернское озеро считалось входом в подземный мир.

45, 75. Фессалийцы в Греции, марсы в Италии считались колдунами.

57. Субура — улица в Риме, где было много кабаков и публичных домов.

100. Эсквилин — холм, где находилось дешевое кладбище.

[2/5Петровский Ф. А.


«О боги, кто б ни правил с высоты небес
землей и человечеством,
что значат этот шум и взоры грозные,
ко мне все обращенные?
5 Детьми твоими заклинаю я тебя,
коль впрямь была ты матерью,
ничтожной этой оторочкой пурпурной
и карою Юпитера —
зачем ты смотришь на меня как мачеха,
10 как зверь стрелою раненый?»
Лишь кончил мальчик умолять дрожащими
устами и, лишен одежд,
предстал (он детским телом и безбожные
сердца фракийцев тронул бы) —
15 Канидия, чьи волосы нечесаны
и змейками проплетены,
велит и ветви фиг с могил добытые,
и кипарис кладбищенский,
и яйца кровью жабы окропленные,
20 и перья мрачных филинов,
и травы ядом на лугах набухшие
в Иолке и в Иберии,
и кость из пасти суки тощей взятую —
сжигать в колхидском пламени.
25 Меж тем Сагана наготове по дому
кропит водой авернскою —
как у бегущих вепрей, иль ежей морских
свои ощерив волосы.
А Вейя, совесть всякую забывшая,
30 кряхтя с натуги тягостной,
копает землю крепкою мотыгою —
чтоб яму вырыть мальчику,
где б, видя смену пред собою кушаний,
он умирал бы медленно,
35 лицо не выше над землею выставив
чем подбородок тонущих.
Пойдет сухая печень с мозгом вынутым
на зелье приворотное,
когда, вперившись в яства недоступные,
40 зрачки угаснут детские.
Мужскою страстью одержима Фолоя
была тут Ариминская;
и весь Неаполь праздный, и соседние
с ним города уверены,
45 что фессалийским сводит заклинанием
она луну со звездами.
Свинцовым зубом тут грызя Канидия
свой ноготь неостриженный —
о чем молчала, что сказала? — «Верные
50 делам моим пособницы,
Ночь и Диана, что блюдешь безмолвие
при совершеньи таинства, —
ко мне! На помощь! На дома враждебные
направьте гнев божественный!
55 Пока в зловещих дебрях звери прячутся
в дремоте сладкой сонные,
пускай, всем на́ смех, лаем псы субурские
загонят старца блудного!
Таким он нардом умащен, что лучшего
60 рука моя не делала.
Но что случилось? Почему же яростной
Медеи яд не действует,
которым гордой отомстив сопернице,
царя Креонта дочери,
65 она бежала прочь, а новобрачную
спалил наряд отравленный?
Травой и корнем я не обозналася —
по крутизнам сокрытыми!
Ведь отворотным от любовниц снадобьем
70 постель его намазана!
Ага! Гуляет он, от чар избавленный
колдуньей что сильней меня.
О Вар, придется много слез пролить тебе —
питьем еще неведомым
75 тебя приважу; не вернут марсийские
тебе заклятья разума.
Сильней, сильнее зелье приготовлю я,
тебе волью изменнику!
Скорее ниже неба море спустится,
80 землею все покрытое,
чем, распаленный страстью, не зажжешься ты,
как нефть коптящим пламенем!»
Тут мальчик бросил ведьм безбожных жалобно
смягчать словами кроткими,
85 и, все не зная, чем прервать молчание,
как сам Фиест он проклял их:
«Волшебный яд ваш, правду сделав кривдою,
не властен над судьбой людей.
Вас проклинаю, моего проклятия
90 не искупить вам жертвами!
Лишь, обреченный смерти, испущу я дух —
ночным явлюсь чудовищем;
вцеплюсь кривыми я когтями в лица вам,
владея силой адскою;
95 на грудь налягу вашу беспокойную
и сна лишу вас ужасом!
Всех вас, старухи мерзкие, каменьями
побьет толпа на улице,
а трупы волки растерзают хищные
100 и птицы эсквилинские.
И пусть отец мой с матерью несчастною
увидят это зрелище!»

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 191—193. В издании автором перевода указан Александров Ф.

Эпод 5. Ведьмы Канидия, Сагана, Вейя и Фолия из умбрийского города Ариминия собираются убить мальчика чтобы приготовить из мозга его костей и печени приворотное зелье. Начинается эпод мольбою мальчика.


7. Пурпурная оторочка была на претексте — одежде несовершеннолетних мальчиков.

14. Сердца фракийцев. Фракийцы считались одними из самых диких варваров.

22. Иберия — здесь не Испания, а страна на Кавказе между Арменией и Колхидой, славившаяся своими ядовитыми травами.

24. Колхидское пламя, т.е. волшебный огонь названный так по родине мифической волшебницы Медеи.

26. Вода авернская, т.е. из Авернского озера, считалась ядовитой.

51. Диана — как синоним подземной богини Гекаты.

57. Псы субурские. Из Субуры — квартала Рима, где было много всяких подозрительных притонов.

62 и 64. О Медее и дочери Креонта (Креузе) см. Эп. 3.

75—76. Заклятья марсийские. Племя марсов славилось своими колдунами и колдуньями.

86. Фиест. См. Оды I, 16.

100. Птицы эсквилинские. На Эсквилине было кладбище и бросались трупы казненных (см. Сат. I, 8).

[3/5Север Г. М.


«Ах, боги, боги! Всяк кто в небе царствует
землей и человечеством!
Что шум весь значит этот, взоры грозные,
ко мне все обращенные?
5 Детьми твоими (будь Луцина призвана
на роды настоящие),
клочком клянусь напрасным этим пурпура,
Юпитера проклятием —
зачем в меня как мачеха уставилась,
10 как лютый зверь под стрелами?»
Устами кончил плакать так дрожащими
с одеждой мальчик сорванной,
сердца бы телом детским что безбожников-
фракийцев мог разжалобить, —
15 в патлатый скальп со шкурами вплетенными
гадючьими, Канидия
ветвей велит с могил смоковниц сорванных,
на траур кипарисовых,
яиц отвратной жабы кровью смазанных,
20 сипухи перьев сумрачной,
и трав каких родят Иолк с Иберией,
отравой плодородные,
из пасти суки кость голодной рваную —
возжечь в колхийском пламени.
25 Меж тем весь дом Сагана расторопная
водой Аверна брызгает,
ежа морского шкурой вздыбив волосы,
лаврентских вепрей патлами.
А Вейя, всякой совести лишенная,
30 кирками землю прочными
кряхтя копает, стонет от усердия —
по горло мальчик вкопанный
чтоб долгим дважды, трижды днем, на новые
смотря бы, умер кушанья,
35 лицо задрав и, подбородком будто бы
воды касаясь, голову —
из кости мозг пойдет с сушеной печенью
на зелье приворотное,
когда, на яствах раз застыв заказанных,
40 зрачки в глазницах высохнут...
Мужской была здесь страстью одержимая
ариминянка Фолия
(и сам Неаполь праздный, и соседний с ним
весь город в том уверены),
45 Луну с небес заклятьем фессалийским что
сорвет своим со звездами.
Свинцовым зубом ноготь неостриженный
кусая, тут Канидия
(о чем молчала? что сказала?): «Верные
50 делам моим пособницы,
о Ночь, Диана — что царит в молчании,
когда обряды тайные
творим, — на помощь! На дома враждебные
направьте мощь и гнев свои!
55 Пока в ужасных звери дебрях прячутся,
сном сладким успокоены,
пускай всем на смех блудодея старого
облают псы субурские —
таким умазан нардом он, что лучшего
60 рука моя не делала.
Но что случилось? Мощный почему же злой
Медеи яд не действует —
каким надменной отомстив сопернице,
царя Креонта дочери,
65 сбежала — плащ пожаром новобрачную
сожрал, в подарок смазанный
отравой? Травы, что с корнями прячутся
в тиши глухой, — надежные!
Ведь спит давно на ложе, всех любовниц он
70 забыл бы чтоб надушенном.
Ага! От чар гуляет он избавленный
хитрее наших чарами!
От зелья, Вар, доселе неизвестного
судьба тебе наплакаться!
75 Ко мне примчишься, нет же — и марсийскими
вернуть не сможешь чарами
ума! Еще, еще сильней налью тебе
отравы я, презревшему
меня! Скорей под море небо спустится
80 с высот землей покрытое,
вот только страстью жгучей воспылаешь ты,
смола как черным пламенем!»
Унять, такое слыша, мальчик жалкими
безбожниц уговорами
85 не мог. Не зная чем прервать молчание,
Тиестово проклятие
им молвил: «Ложь и правду с человеческой
судьбой ваш яд не вывернет.
Измучу вас кошмаром, не искупится
90 мое проклятье жертвами!
И даже пусть судьба погибнуть — умерший,
ночным явлюсь безумием;
вцеплюсь кривыми, тень, когтями мановым
вам в лица я могуществом;
95 в сердца закравшись страхом беспокойные,
похищу сон беспечный я.
Погонит вас по улицам, поганые,
толпа, старухи, камнями!
Растащат волки руки-ноги-головы,
100 и птицы эсквилинские!
Отец и мать увидят — пережившие,
увы, меня — то зрелище...»

2006 г. «Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 33—37.

Написан предположительно в 33 до н.э. Ср. Эп. XVII.

О мальчике, из костного мозга и сушеной печени которого колдуньи Канидия, Сагана и Фолия собираются сделать приворотное зелье. ○ Гораций, Сат. I VIII 17—19:

Но ни воры, ни звери, которые роют тут норы,
столько забот и хлопот мне не стоят как эти колдуньи,
ядом и злым волхвованьем мутящие ум человеков...


5. Луцина. Diana; Диа́на. Божество латинского пантеона; в греческом пантеоне соответствует Ἄρτεμις; Артемида. Богиня растительного и животного мира, плодородия и охоты, целомудрия и женственности. Покровительствует всему живому на Земле. Родовспомогательница (как Луцина), персонификация Луны (как Селена), богиня ночных чар (как Геката). Богиня «трех дорог» (как Тривия); ее изображения помещались на перекрестках; имя толковалось как знак тройной власти — на небе, на земле, под землей. Здесь в ипостаси Луцины как родовспомогательницы.

5—6. Гораций, Эп. XVII 50—52:

...Пактум — плод чрева верный твой,
твою смывает бабка кровь с лохмотьев — пусть
ты вскочишь с ложа словно отдохнувшая!..

7. Подразумевается latus clavus (букв. «широкая пурпурная полоса») — пурпурная полоса на тоге. Такую тогу, которая называлась toga praetexta, носили сенаторы и несовершеннолетние мальчики. Последних, как считалось, latus clavus защищала от колдовства, сглаза, и т.п. Вдобавок к ней дети носили на груди буллу (bulla) — охраняющий от колдовства и сглаза амулет; шарик из золота (bulla aurea) у детей полноправных граждан, или шарик из кожи (bulla scortea) у детей вольноотпущенников. Колдуний не остановила ни тога, ни булла; поэтому мальчик называет пурпурную полосу «напрасным клочком пурпура». ○ Персий, V 30—31:

Лишь поиссякла боязнь поднадзорной тоги пурпурной —
буллу в дар преподнес, повзрослев, подпоясанным ларам...

(Поднадзорной тоги пурпурной. Возраста когда за мальчиком еще следят как за несовершеннолетним.)

Петроний, LX (2):

Между тем вошли три мальчика, в белых подпоясанных туниках; двое поставили на стол ларов с буллами...

(Когда ребенок достигал совершеннолетия (юноша — менял детскую toga praetexta на взрослую toga virilis, чисто белую), свою буллу он посвящал домашним богам ларам.)

Цицерон, «Против Верреса II» I LVIII (152):

Его платье, которое он имел право носить в силу обычая и как свободнорожденный, не тронуло бы никого — тяжелое, неприятное впечатление произвело на окружающих то, что гнусный разбойник отнял у него детское украшение, данное ему отцом, отличительный знак его положения...

8. Юпитера. Iupiter; Юпи́тер. Божество латинского пантеона; в греческом пантеоне соответствует Ζεύς; Зевс. Бог неба, дневного света, грозы. Верховное божество, отец богов. Входит в триаду главнейших римских божеств (Минерва, Юнона, Юпитер).

14. Фракийцев. Thraci; Θρᾷκες (фракийцы). Группа индоевропейских племен; область расселения на терр. совр. Балканского полуострова и северо-востоке Малой Азии.

15—16. Патлатый скальп со шкурами вплетенными гадючьими. Описан элемент костюма Эриний — богинь мести. ○ Гораций, Сат. I VIII 48—49:

То-то б вам было смешно посмотреть как рассыпались в бегстве
зубы Канидии тут, как свалился парик у Саганы...

17. Ветвей... с могил смоковниц. Дикая смоковница, которая не давала полноценного цветения и плодов, считалась дурным растением, и использовалась в колдовстве; в частности, дрова из нее использовались для магического огня. Самой «сильной» считалась смоковница выдернутая с корнями на кладбище.

17. Смоковниц. Caprificus. Смоковница обыкновенная; фиговое дерево (Ficus carica).

18. Кипарис был посвящен Плутону, богу подземного царства. Ветви кипариса выкладывались вокруг погребального костра, вокруг могил. Если в доме был траур, ветвь кипариса вешали над дверью в дом усопшего как предупреждающий знак для Верховного понтифика — чтобы тот не заходил в дом пока в нем не закончится траур, и таким образом не осквернялся.

19. Жабы кровью. Кровь гадюки (vipera) и жабы (rana turpis) у греков и римлян считались сильнейшим ядом. ○ Гораций, Од. I VIII 8—10:

...Крови
словно гадючьей, масла
стал страшиться...

Гораций, Эп. III 6—8:

Гадюки, что ли, кровь с травой
подали мне вареную? Канидия
мне зелье, что ли, стряпала?..

20. Сипухи. Strix (сипуха обыкновенная, Tyto alba). Хищная птица семейства сипуховых. По представлениям древних, высасывала кровь у детей. Перья и внутренности использовались в колдовстве.

21. Иолк. Iolcus; Ἰωλκός; Ио́лк. Город в Фессалии (совр. г. Волос в номе Магнисия периферии Фессалия Греции).

21. Иолк. Окрестности Иолка были известны ядовитыми травами, использовавшимися в колдовстве.

21. Иберией. Hiberia; Ἰβηρία; Ибе́рия. Область на Южном Кавказе (в центральной части совр. Грузии).

21. Иберией. Иберия была известна ядовитыми травами, использовавшимися в колдовстве. О тех же травах которые использовала жившая в Колхиде волшебница Медея. ○ Вергилий, «Буколики» VIII 96—100:

Мерис собрал и припас для меня понтийского зелья;
эти отборные травы с избытком родятся на Понте.
Мерис от этого зелья — я видела — в волчьем обличье
в чащу бежал, или тень мертвяка вызывал из могилы,
к жатве готовый сгонял урожай на соседнее поле...

(Понте. Черном Море.)

23. Считалось, что дыхание и слюна голодных животных были ядовитыми. Отсюда кость недоглоданная собакой также должна быть ядовитой.

24. В колхийском пламени. В колдовском огне, называющемся так по родине Медеи — Колхиде.

26. Водой Аверна. Вода Авернского озера использовалась в колдовстве, так как: 1) находящаяся рядом с озером пещера считалась одним из входов в Аид; 2) в этой пещере жила кумская Сивилла — жрица-пророчица, председательствующая в храме Аполлона в Кумах. ○ Вергилий, «Энеида» IV 509—512:

...Распустивши волосы, жрица
сто призывает богов и трижды клич повторяет,
Хаос зовет и Эреб с трехликой Дианой-Гекатой,
мнимой Аверна водой кропит обильно чертоги...

26. Аверна. Avernus, lacus; Аве́рнское. Озеро в Кампании (совр. оз. Аверно). По преданию, у Авернского озера находились пещера кумской сивиллы, роща Гекаты, вход в царство теней.

27. Ежа морского. Echinus; ἐχῖνος (морской еж, Sphaerechinus Esculentus). В кулинарии высоко ценятся икра и молоки.

28. Лаврентских. По названию г. Лаврент (между совр. гг. Остия и Помеция в регионе Лацио Италии).

43. Неаполь. Neapolis; Νεάπολις; Неа́поль. Город в Италии (совр. г. Неаполь в регионе Кампания Италии).

43. Неаполь праздный. Как курортный город на побережье, популярное место отдыха.

43—44. Соседний... город. Путеолы.

43—44. Порфирион, к Эподам, III 7:

Под именем Канидии Гораций подразумевает неаполитанскую продавщицу снадобий Гратидию, которую как отравительницу часто преследует. Но так как непозволительно писать стихи позорящие кого-то определенного, поэты обыкновенно придумывают сходные имена...

45—46. Популярное в античности поверье, что Луну можно сорвать с неба и свести на землю посредством заклятий. Считалось, что лучше всех это умели делать колдуньи из Фессалии. Владение ими такой магической силой стало поговоркой. Ср. в Эп. XVII. ○ «Суда», Ἐπί σαυτῷ:

Ты притягиваешь к себе Луну как фессалийская колдунья...

Апулей, «Метаморфозы, или Золотой осел» II (1, 21):

(1) А теперь — при мысли, что я нахожусь в сердце Фессалии, единогласно прославленной во всем мире как родина магического искусства, держа в памяти, что история рассказанная добрым спутником Аристоменом начинается с упоминания об этом городе, — я с любопытством оглядывал все вокруг, возбужденный желанием, смешанным с нетерпением...
(21) «Помолчи, — отвечает тот,— ты еще слишком молод, и человек приезжий, и, понятное дело, плохо себе представляешь, что находишься в Фессалии, где колдуньи нередко отгрызают у покойников части лица — это им для магических действий нужно...»

Апулей, «Метаморфозы, или Золотой осел» XI (54):

А я побежал к управляющему округом, который оказался на этом представлении, и рассказал ему с самого начала — как фессалийская женщина, рабыня фессалиянки, превратила меня в осла, смазав магическим снадобьем, и просил его взять меня и держать под стражей — пока он не убедится, что я не лгу, что все так случилось...

Аристофан, «Облака» 749—756:

[Стрепсиад]. Что, если я колдунью-фессалиянку
найму, и месяц в час ночной с небес сведу,
и в круглом сундуке запрячу накрепко,
как зеркало, и буду сторожить его?
[Сократ.] А польза в чем от этого?
[Стрепсиад.] А польза в чем?
Пока всходить не будет месяц на небо —
лихвы, долгов не стану я платить...

Вергилий, «Буколики» VIII 69:

Даже Луну заклинаньями можно согнать с небосвода...

Гораций, Эп. XVII 4—577—80:

(4) Молю могучих заклинаний книгами,
с небес срывать способны что созвездия...
(77) Умеет кто из воска двигать куклами,
Луну срывать с небес высот заклятьями,
сожженных мертвых воскрешать из пепельных
могил...

Петроний, CXXIX (4):

Хрисида, убедившись, что я прочитал все издевательства, — Такое, — говорит, — случается, и особенно в этом городе, где женщины даже Луну с небес сводят...

Петроний, CXXXIV (5):

...Луны я своим заклинаньем
образ содвигну с небес...

Платон, «Горгий» 513-A:

Только разочти, любезный, будет ли нам от этого прок, и тебе и мне, и не случится ли с нами того же что бывает, как говорят, с фессалийскими ведьмами, когда они сводят Луну с неба, — захват этой власти в городе может стоить нам самого дорогого на свете...

Сенека, «Федра» 790—793:

Мы, богини испуг видя, встревожились,
и, решив, что виной власть фессалийских чар,
стали медью греметь...

(Медью греметь. Стучать по медным предметам, чтобы предотвратить или смягчить действие колдовства.)

Стаций, «Фиваида» VI 685—688:

Падает так, коль ее низводят, к ужасу неба,
мглистая Феба сестра; помогающей медью народы
гулко гремят и трепещут вотще; фессалиянка только
над задыханьем коней, усмиренных заклятьем, смеется...

(Феба. Аполлона, бога света. Феба сестра. Луна.)

Тибулл, I II 45—52:

Видел не раз я: она низводит созвездия с неба,
и заклинаньем своим рек изменяет русло́;
тени влечет из гробниц, утробу земли разверзая;
песней над хладным костром кости из пепла зовет;
то из подземных темниц вздымает их шепотом вещим;
то, окропив молоком, вспять возвратиться велит;
властью своею метет туманы с ненастного неба;
властью своею зовет в летнюю пору...

47. Ноготь неостриженный. Длинные нестриженные ногти — обязательный атрибут облика колдуньи.

51. О Ночь, Диана. Диана и Ночь, как совместное олицетворение Тьмы и Мрака, являлись «госпожами» магических ритуалов.

51. Диана. Здесь в ипостаси Гекаты как богини ведьм, ядовитых растений и колдовских атрибутов. ○ Феокрит, «Колдуньи» II 10—13:

Нынче заклятьем свяжу и жертвами. Ты же, Селена,
ярче сияй! К тебе обращаюсь я, дух молчаливый, —
к мрачной Гекате глубин, заслышавши поступь которой,
в черной крови меж могил дрожат от страха собаки...

(Селена. Луна.)

58. Субурские. По названию Субуры (район в г. Рим, населенный бедняками, с большим количеством притонов), одного из самых «бросовых» мест, с соответствующей репутацией.

59. Нардом. Nardus; νάρδος. 1) Название нескольких благовонных растений; восточный нард (Spica Nardi), галльский нард (Valeriana Celtica), и др. 2) Нардовое масло, нардовый бальзам.

62. Медеи. Μήδεια; Меде́я. Волшебница, колдунья. Помогла Язону овладеть золотым руном и бежала с ним в Грецию.

62—67, 65. Гораций, Эп. III 9—15:

Медея, аргонавтом раз блистательным
превыше всех плененная,
быков чтоб укротил, ярма не знающих,
Язона тем намазала;
подарки так же сдобрив в месть разлучнице,
на змее прочь летающем
бежала...

64. Креонта. Κρέων; Крео́нт. Царь г. Коринф. Отец Главки, невесты Язона, которую погубила первая жена Язона Медея.

64. Креонта дочери. Главке.

65. Еврипид, «Медея» 1181—1202:

Шестиплефровое ристалище пройдя,
уже ходок проворный цели бы коснулся,
когда, от немоты и сомкновенья глаз
опомнившись, бедняжка страшно застонала.
Напало на нее страдание двойное —
облекший голову веночек золотой
струил по ней всепожирающее пламя,
и тонкие одежды, дар детей твоих,
несчастной тело белоснежное терзали.
Бежит, из кресла встав, охвачена огнем,
и так и этак потрясает волосами,
венок желая сбросить, только все плотнее
завязки сдерживало золото, и с каждым
движением волос вдвойне лишь разгоралось.
Упала на пол, побежденная несчастьем...
Кто не родитель ей с трудом ее узнал бы —
ни глаз уже не различимо состоянье,
ни соразмерного лица — лишь кровь лилась
с макушки головы, с огнем перемешавшись,
и плоть с ее костей, сосновая слеза,
по яда челюстям невидимым стекала —
ужасная картина...

75. Марсийскими. По названию марсов (сабелльское племя; область расселения в районе бывшего оз. Фучино).

75. Марсийскими. Марсы назывались так по имени бога войны Марса, от которого, как считалось, происходили и потому обладали магической силой. Заклинатели и колдуны из марсов считались самыми сильными в Италии. Ср. в Эп. XVII. ○ Авл Геллий, XVI (11):

Говорят, что народ марсов в Италии произошел от сына Кирки. Поэтому марсам — по крайней мере тем чьи семьи пока еще не породнились с чужими и не испорчены — некой родовой силой было дано искусство укрощения ядовитых змей и чудесного исцеления пением и соком трав...

Вергилий, «Энеида» VII 756—758:

...Не мог исцелить он
рану свою; ни слова навевающих дрему заклятий
не помогли ведуну, ни травы с марсийских нагорий...

Гораций, Эп. XVII 28—29:

...Изжалят грудь стихи сабелльские,
расколют песни голову марсийские...

Плиний, VII II:

Также и в Италии [до сих пор] существует народ марсов, который ведет происхождение от сына Кирки и которому, таким образом, эта сила присуща естественным образом...

(От сына Кирки. По одной из версий мифа — от Латина, сына Кирки от Одиссея; к Латину возводят свое происхождение также латины.)

82. Смола. Bitumen. Минеральная смола, асфальт. Использовалась при сожжении трупов.

86. Тиестово. Θυέστης; Тие́ст, Фие́ст. Царь г. Олимпия.

86. Тиест, враждовавший с Атреем, выкрал сына Атрея Плисфена и воспитал его как родного, вселив ненависть к своему отцу, Атрею. Он хотел использовать юношу так чтобы тот убил отца, но Плисфен пал от руки Атрея, который не знал кого убивает. Когда Атрей узнал кем был убитый, то отомстил Тиесту. Он убил его сыновей, из их мяса приготовил жаркое, пригласил Тиеста в гости, подал жаркое на стол, и Тиест ел мясо своих детей. Формулировка «Тиестово проклятие», «Тиестовы проклятия» в античной традиции была устойчивым выражением, обозначающим самые страшные проклятия. ○ Цицерон, «Тускуланские беседы» I (47):

Так у Энния Тиест в могучих стихах призывает проклятия на голову Атрея, чтобы тот погиб в кораблекрушении. Проклятие это жестокое, и такую гибель чувствовать тяжело... Даже сами скалы ведь не больше лишены чувств чем мертвое тело, «вспоротое и истерзанное», которому Тиест желает еще пущих мук. Если бы Атрей был способен чувствовать — это было бы жестоко; но он не способен — стало быть, это бессмысленно...

89—90. Гораций, Од. I XXVIII 33—34:

...Не пребудут мольбы мои без отмщенья,
жертвы тебя не спасут никакие...

93. Мановым. Manes (маны). Души умерших предков, обоготворенные и покровительствовавшие своему роду.

100. Птицы эсквилинские. На Эсквилине казнили преступников. Тела казненных оставлялись на растерзание стервятникам и шакалам. Здесь также находилось кладбище для рабов и нищих, где ведьмы и колдуньи добывали для своих ритуалов свежий прах погребенных (см. к Эп. XVII 48). Позже место приобрело противоположную репутацию. Оно было освящено; на нем, в частности, выстроил свой знаменитый дом с садами Меценат. Ср. в Эп. XVII. ○ Гораций, Од. III XXIX 9—10:

Покинь же роскошь эту постылую,
покинь чертог, достигший небесных туч...

(Достигший небесных туч. 1) О расположении дома высоко на Эсквилине; 2) о значительных размерах дома.)

Гораций, Эп. XVII 48—4958—59:

(48) Девятидневный нищих прах развеивать
вокруг могил...
(58) Искусства жрец меня ты эсквилинского
ославишь весь на Город безнаказанно?..

Гораций, Сат. I VIII 8—16:

Прежде здесь трупы рабов погребались, которые раб же
в бедном гробу привозил за гроши из тесных каморок.
Кладбище здесь находилось для всякого нищего люда;
для Пантолаба-шута, и для мота мотов Номентана.
С надписью столб назначал по дороге им тысячу футов,
по полю триста — чтоб кто не вступился в наследие мертвых.
Ну, а теперь Эсквилин заселен; тут воздух здоровый.
Нынче по насыпи можно гулять, где еще столь недавно
белые кости везде попадались печальному взору...

100. Эсквилинские. По названию холма Эсквилин (холм в г. Рим; совр. холм Эсквилин).

[4/5Тучков С. А.


«Скажи, Канидия, для имени богов,
Что значит сей твой взгляд смущенный и суров?
А ты, владела ли тобой любовь — не знаю, —
Но чадами тебя моими заклинаю;
5 Сим пурпуром, что мне напрасно возложен;
Юпитером, кой гнать злодейства устремлен
И коего сама ты гнев правдивый знаешь, —
Почто наставнику подобно ты взираешь,
Что в школе некогда прогневал я собой,
10 Иль так глядишь, как зверь, уя́звленный стрелой?»
Едва младенец рек, терзаемый тоскою,
Слова сии, как вмиг ужасною рукою
Одежды он свои растерзанными зрит.
Фракияна б смягчил его невинный вид!
15 Тогда Канидия, с висящими власами
И со вплетенными промежду кос змеями,
Волшебный взводит огнь, готовит весь состав,
Жжет множество она ужасных действом трав,
И кипарисные сучки, с могил ссеченны,
20 И кровью ящериц трикратно омоченны,
Рябые я́ицы, пух с перьями совы,
Прибавя к ним еще волшебной той травы,
Что зрят в Иберии, в Иолкосе, Колхиде;
Потом в смущении и полном страха виде
25 Кидает кость в огонь, дождав к то<му> часа,
Из зева вырванну у бешеного пса.
Меж тем волшебница подобна ей другая,
Ее все действия прилежно примечая,
В одежде высоко подобранной своей —
30 С власами жесткими как иглы у ежей,
Иль вепря дикого стоящие щетины,
Когда охотником он выгнан из долины, —
Повсюду окропя водою адский дом,
Та Вейя, смущена что быть не может злом,
35 Под бременем трудов в усилии стонает
И землю тяжкою мотыгою копает, —
На что течет с нее ручьем кровавый пот?
На то, что, как пловец, пускаясь в бездну вод,
По челюсть в ней сокрыт является волною, —
40 Чтоб также, но с тоской и мукою презлою
Младенца бедного в земле скорей зарыть
И голодом его безбожно уморить,
Вкуснейшей пищи вид вдали ему являя,
До тех пор, как совсем уж жизнь его кончая,
45 Гнев сердце иссушит и мозг его в крови,
И будет то служить приманкою любви.
Вещали и о том все знают суеверы —
Хоть превосходит то людей понятья меры,
В Неаполе одном не видят в том труда,
50 Что в ночь единую из дальних мест туда
Явилась Фолия, летя под облаками, —
Та Фолия, что всех страшит всегда чара́ми,
Что множество везде наделала чудес,
Что звезды и луну умеет снять с небес.
55 Тогда Канидия, оскаля черны зубы,
С грызением ногтей, свои кусая губы,
Вдруг стала говорить — что говорит она?
Коликим ужасом вся речь ее полна?..
«О вы, что зрите все теперь мои желанья,
60 Богини, коих власть. являясь средь молчанья,
При тайных торжествах страшит собою нас. —
Диана, Парки, Ночь, — внемлите вы мой глас!
Да внидет ваша месть, лишающа покоя,
В дом лютого врага, гордящягось над мною.
65 Меж тем как звери все в лесах вкушают сон,
Как слышен лишь в горах печальных те́ней стон,
Как только псы одни, встревоженны случа́ем,
Бродягу старого сопровождают лаем, —
Соделайте, чтоб яд успех свой возымел;
70 Ему подобного никто еще не зрел...
Что вижу я, в моем страданье сожалея?
Почто он не таков, как тот, каким Медея,
Сопернице своей являя месть и страх,
Ее одеждою преобратила в прах?
75 Меж тем, мне кажется, я все употребила;
Ни корня одного, ни зелья не забыла;
Но он спокойно спит, и презирает яд!
Сильнейши, может быть, чары́ его хранят?
О Варус, сколько слез прольешь ты средь напасти!
80 Ты новой хитростью в моей пребудешь власти;
Никто ее, никто свирепства не смягчит,
Никто спокойствия тебе не возвратит.
Пребудет гордость та в тебе порабощенна;
Падет с небе луна, разрушится Вселенна —
85 Иль будешь ты пылать любовию ко мне,
Как былие сие, горящее в огне!»
Тогда младенец, их не тщась трону́ть мольбами,
Но силясь изъяснить отчаянье словами,
И покоряяся мучениям презлым,
90 Подобно как Тиест стремит укоры к ним:
«Какие б хитрости вы не открыли новы,
Не сохранят они от мук, что вам готовы.
Я адским фуриям теперь вас предаю —
Исполнят небеса сию мольбу мою.
95 От мести жертвой вы себя не защитите,
Когда безжалостно мой век вы прекратите.
Я буду приходить вас в сне ночном смущать;
Я буду лица вам ногтями раздирать;
Как тень ужасная, страшатся коей люди,
100 Восседши ночью я на дышащие груди,
Смертельным ужасом нарушу сладкий сон.
Народ, познавши страх ваш томный, вопль и стон,
Каменьем будет гнать, в вас гнусных зря злодеев,
И наконец убьет как лютых чародеев;
105 А вороны потом с волками, что вас ждут,
Кровавы члены все на части разорвут
И кости по горе рассеют Эсквилине;
Да род мой, видя вас в ужасной сей судьбине,
Печаль свою о мне хоть мало умягчит,
110 И сим позорищем дух скорбный усладит».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 271—276.

Эпода V. Против чародейки Канидии.


В сей эподе изображает Гораций суеверия и вредные дела чародеек его времени.

Ст. 5. Пурпур означал благородное происхождение.

Ст. 23. Иолкос. Город в Фессалии при заливе Воло.

Ст. 49. Жители Неаполя почитались великими суеверами.

Ст. 62. Диана призывалась также и во время колдовства.

Ст. 90. Тиест, или Фиест, сын Пелопса и Гипподамии, брат Атрея, царя аргосского. Похитил у него златорунного овна и подаренного ему Меркурием, и в дополнение неистовства своего развратил жену его Эрту, дочь Эвристея, от которой имел детей. После многих продолжительных за сие ссор брат его Атрей предложил ему мир, и когда Тиест прибыл к нему, то Атрей велел убить его детей от жены своей и тела их приготовить в пищу. Тиест, узнав о сем, сказал ему самые жесточайшие укоризны, удалился и продолжал питать вечную вражду.

Ст. 107. Гора Эсквилина, в Риме, где после казни повергали тела преступников.

[5/5Фет А. А.


«О, вы боги все, что владыки на небе,
Над землею и родом людским,
Что за смятенье кругом? И чего обратились
Грозные взоры ко мне одному?
5 Именем детищ тебя, коль Люцина на зов твой
Воспринимала и впрямь у тебя,
Именем тщетного пурпура здесь умоляю,
Именем Зевса, претящего то:
Что, как мачеха, ты на меня уставила взоры,
10 Или как зверь, пораженный копьем?»
Так, дрожащим моля голоском, стоял мальчик
С обнаженным от знатных одежд
Детским телом, способным самих фракийцев
Нечестивые тронуть сердца.
15 Но Канидия, небольшими змеями
На голове проплетя волоса,
Дикой фиги ветвей, на кладбище сломлённых,
Да кипарисов надгробных велит
И окропленные жабией кровию яйца,
20 Также и перья ночного сыча
С травами вместе, что около Иолка родятся,
Или в Иберии — ядам родной,
С костью, из пасти у тощего пса отнятою
На колхийском огне сожигать.
25 А, засучась, Сагана по целому дому
Все окропляет Авернской водой.
Волосы дыбом у ней, на вид она точно
Еж морской, иль бегущий кабан.
Вея, для всех угрызений в душе не доступна,
30 Землю копает тугою киркой.
На тяжелый труд она и не ропщет,
Только бы мальчика так закопать,
Чтоб пред трапезой, сменяемой дважды и трижды
В день, он, на это глядя, умирал,
35 Возвышаяся ртом на столько, на сколько
По подбородок сидящий в воде,
Чтобы вынутый мозг и печень сухая
Стали напитком любовным, когда
На недоступную пищу глядящим придется
40 Мало-помалу потухнуть зрачкам.
С ними была и горящая страстью мужскою
Из Ариминия Фолия тут,
И про нее говорили в Неаполе праздном,
Да и в соседних ему городах,
45 Что она фессалийскими песнями сводит
Звезды с неба и также луну.
Тут Канидия, свой неостриженный ноготь
В злобе коричневым зубом грызя,
Только чего не сказала? О чем умолчала?
50 «О, помощницы верные мне,
Ночь и Диана, которая правишь молчаньем,
Как совершаются таинства чар,
Ныне на помощь придите и гнев обратите
Свой вы и силу на вражьи дома!
55 В жутких покуда лесах укрываются звери,
Изнемогая от сладкого сна,
Пусть старика, всем на смех, сладострастного гонят
Лаем жестоким Субурские псы,
Хоть умащен он и нардом, какого отборней
60 Руки мои бы сварить не могли.
Что же случилось? ужель не действительны стали
Яды Медеи, той варварки злой,
Что убежала, отмстивши наложнице гордой,
Дочери славной Креона царя,
65 Как одеждой она, упитанной кровью,
Жизнь новобрачной умчала в огне?
Не обозналась же я ни травой и ни корнем,
Взросшим на самых высоких местах.
Спит на постели же он, что сама умастила
70 Всех наложниц забвением я.
Ах, ах! Ходит он разрешенный напевом
Ядотворки искусней меня.
От неслыханных, Вар, небывалых напитков
(О придется поплакать тебе)!
75 Ты ко мне прибежишь, и напевы от Марзов
Не возвратят уж рассудка тебе.
Больший сготовлю и больший волью тебе кубок,
Хоть ты его не желаешь испить.
Небо скорее опустится к низу под море,
80 Сверху же будет простерта земля,
Чем не будешь пылать ко мне ты любовью,
Как на огне погребальная нефть».
Тут уже мальчик не так, как прежде хотевший
Нежною речью проклятых смягчить,
85 Но в сомнении, чем прервать бы молчанье,
Также стал проклинать, как Тиест:
«Яд, обращающей благо во зло, не способен
От человека судьбу отвратить;
Вас проклинаю; таких задушевных проклятий
90 Жертвой нельзя искупить никакой.
Вот, когда изведенный дышать перестану,
К вам я ночным домовым прибегу,
В ваши лица вцеплюсь я кривыми когтями
(Манам — богам эта сила дана.)
95 И навалившись на груди, томимые страхом,
Ужасом ваши я сны разгоню.
Камнями всюду толпа, гоняясь вдоль улиц,
Вас, непотребных старух, размозжит.
Тут не зарытые члены и волки растащат
100 И Эсквилинские птицы, слетясь:
И от родителей, грустно меня переживших,
Зрелище это не может уйти».

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. V. К Колдунье Канидии. Время сочинения этой эподы достоверно неизвестно, но по признакам она относится приблизительно к 717 г. от О.Р. По указанно схолий Канидия была неаполитанская торговка мастями, по имени Гратидия, которую когда-то любил Гораций (?); у него она постоянно является ядосоставительницей (эпода III, 7, XVII, сатир. I, 8, II, 1, 48), старающейся чарами привлечь любовников. Предлежащая эпода представляет, как она, в сообщничестве с подобными ей женщинами: Веей, Саганой (сатир. I, 8, 25, 48) и Фолией из Ариминия, готовится уморить мальчика, чтобы из мозга его костей и печени приготовить любовный напиток. Мальчик, не зная, что с ним будет, начинает умолять, но Канидия, сняв с него буллу и претексту, сожигает различные травы, пока Сагана окропляет дом водой, призывая Гекату (богиню чар), а Вея роет ямку, в которой мальчик, зарытый до подбородка, должен умереть с голоду. Посе таких приготовлений, Канидия, грызя свой ноготь, чего только не причитает. Она призывает Ночь и Диану против старого своего любовника Вара, но чары их не действуют. По этому она ищет неотразимого средства, после которого он уже не будет ходить по другим любовницам. Мальчик, предвидя свою участь, начинает проклинать колдуний и грозить являться им в виде привидения или домового.


Ст. 6. ...и впрямь. Этим выражением в устах мальчика Гораций намекает на под- ложные роды из корысти, о чем говорит в эподе XVII, 50. Оббарий полагает, что мальчик только хочет сказать: если ты подлинно была матерью.

Ст. 12. Тоги, претексты и буллы, т. е. ладанки на шее. Последняя у знатных детей была золотая, а у простых кожаная. Поэт хочет сказать, что колдуньи украли знатного ребенка.

Ст. 13. Фракийцы часто у Горация представители дикого варварства.

Ст. 21. Иолк фессалийский город. От местности в Испании Гиберии или Иберии, вся страна так называлась. Также называлась и страна на Кавказе, и здесь именно она названа родиной ядовитых трав.

Ст. 24. Как Колхидянка — Медея.

Ст. 26. Авернское озеро близ Кум и Бай считалось до того ядовитым, что птицы безнаказанно не могли перелетать через него. Тут же находились пещера Сивиллы Кума некой и вход в подземное царство.

Ст. 41. Неестественными инстинктами.

Ст. 42. Ариминий город в Умбрии.

Ст. 43. Как это делали фессалийские волшебницы.

Ст. 47. Злобная Канидия грызет свой ноготь быть может в недоумении, чем помочь беде, а быть может по обряду колдовства. Зуб ее от старости коричневый.

Ст. 57. Цель Канидии привлечь сладострастного старика Вара, который, надушенный нардом, ходит по посторонним любовницам. Но Вар нейдет, собаки не лают на него в Субуре, одной из оживленнейших Римских улиц. Толкователи этого не совсем ясного места расходятся. Если предположить, что Канидия живет сама в Субуре, то она только ожидает, чтобы собаки лаем возвестили о приходе Вара к ней, но если она живет в другом месте, то очевидно желает, чтобы в силу ее волшебства собаки Субурские прогнали Вара из Субуры от других женщин и он был бы вынужден вернуться к ней.

Ст. 61. Почему же нейдет он? Кажется я варила волшебные снадобья по точному рецепту Медеи: см. Эподы III 10.

Ст. 76. Напевы, перешедшие от самых искусных колдунов Марзов, тогда уже не возвратят твоей воле свободы. Ты будешь маньяком в этом смысле.

Ст. 78. Хоть ты добровольно не желал бы дернуться ко мне.

Ст. 82. Нефть употреблялась для сожжения трупов.

Ст. 86. Тиест проклинал брата Атрея, который накормил брата его же детьми. Сличи. I, од. 16, 17.

Ст. 100. Близ Эсквилинских ворот бросались трупы бедняков, воров и преступников, где их терзали птицы. Меценат превратил это место в сад (см. I, сат. 8, 7.). Этого места опасались колдуньи.

Ст. 101. Мальчик перед смертью утешается мыслю, что побитые колдуньи лишены будут чести погребения и такое возмездие отчасти удовлетворит переживших его родителей.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016