КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epistulae i xv


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Север Г. М. Фет А. А.

[1/4Гинцбург Н. С.


В Велии, Вала, зима какова, что за климат в Салерне,
Что там за люди живут и какая дорога? (Ведь Байи
Муза Антоний признал для меня бесполезными; все же
Там я уже ненавистен за то, что купался я в море
5 В самую стужу. В тоске горожане, что нынче забыты
Байские заросли мирт, и серные ванны, что выгнать
Могут недуг застарелый: здесь всех ненавидят, кто смеет
Голову или живот подставлять под источник Клузийский,
Тех, кто стремится к ключам Габийским и к весям прохладным.
10 Должен я место менять и мимо подворий знакомых
Гнать свою лошадь. «Куда ты воротишь? Не в Кумы держу я
Путь и не в Байи!» — сердясь, тогда скажет наездник и левым
Поводом дернет: узда заменяет ведь лошади ухо.)
Хлебный запас в котором из двух городов побогаче?
15 Там дождевую ли пьют, ключевую ль из вечных колодцев
Воду берут? (О вине тех краев ничего не пиши мне.
Здесь я в деревне своей терпеть могу все, что угодно;
Если ж у моря живу, то ищу и вина я получше,
Чтобы заботы оно разгоняло, надежды вливало
20 В жилы и в душу мою, слова на язык подавало,
Так чтоб предстал молодцом я пред девой любезной луканской.)
Больше какая округа плодит кабанов или зайцев?
Больше в каких там водах эхины иль рыбы таятся,
Чтоб возвратиться домой феакийцем я мог зажиревшим?
25 Должен ты все отписать мне, а я — тебе полностью верить.
Мений, когда он отца и матери средства истратил
Храбро дотла, балагуром столичным начал считаться:
Шут бродячий — не мог он держаться одних только яслей;
Он натощак меж врагом и другом не делал различья;
30 Мастер лихой сочинить клевету на любого любую,
Пагуба он, ураган и прорва для рынка съестного;
Все, что сыскать удалось, предавал ненасытному брюху.
Если ж у тех, кто питал уваженье иль страх к негодяю,
Он ничего не урвет или мало, — дешевые кучей
35 Жрал он рубцы и ягнят, сколько трем бы медведям хватило —
Видно, чтоб мог он сказать (как строгий наш Бестий), что нужно
Брюхо обжор клеймить каленым железом. И он же,
Если напал на добычу побольше, то, все обративши
В дым и золу, говорил: «Для меня ведь не диво, клянусь я,
40 Те, кто съедают добро, ибо нет ничего во всем мире
Жирного лучше дрозда и прекрасней, чем матка свиная...»
Право, таков же и я: если средств у меня не хватает,
Бедной я жизни покой хвалю, среди скудости твердый;
Если же лучше, жирней мне кусок попадает, то я же
45 «Мудры лишь вы, — говорю, — и живете, как следует, только
Вы, что всем напоказ свои деньги пустили на виллы».

Впервые: «Гораций: Оды, Эподы, Сатиры, Послания», М., 1970, с. 350—351.

Послание I5. К Нумонию Вале: расспросы, где лучше провести зиму у моря (ср. послание 1, 7, 10—12).


Ст. 3. Антоний Муза — современный врач, введший в моду лечение холодными купаньями; мода эта, конечно, была невыгодна для Байского курорта с его горячими источниками (ст. 5—7); дорога Горация в Велию и Салерн лежала налево от них (ст. 11—12).

Ст. 26, 36. Мот Мений и судья Бестий — персонажи сатир Луцилия.

[2/4Гинцбург Н. С.


В Велии, Вала, зима какова, что за климат в Салерне,
Что там за люди живут и какая дорога? (Ведь Байи
Муза Антоний признал для меня бесполезными; все же
Ненависть их на меня он навлек, приказав мне купаться
5 В самую стужу. Местечко все стонет, и заросли мирты
В полном презреньи теперь, и серные ванны, что выгнать
Могут недуг застарелый; ему ненавистен, кто смеет
Голову или живот подставлять под источник Клузийский,
Тот, кто стремится к ключам Габийским и к весям прохладным.
10 Место придется менять и мимо подворий знакомых
Гнать свою лошадь. — «Куда ты воротишь? Не в Кумы держу я
Путь и не в Байи!», сердясь, тогда скажет наездник и левым
Поводом дернет; узда заменяет ведь лошади ухо).
Хлебный запас у кого из обоих народов богаче?
15 Там дождевую ли пьют, ключевую ль из вечных колодцев
Воду берут? (О вине тех краев ничего не пиши мне.
Здесь я в деревне своей терпеть могу все, что угодно;
Если ж у моря живу, то ищу — благородней, помягче,
Чтобы заботы все прочь отгоняло, надежды вливая
20 В жилы и в душу мою, слова на язык подавало,
Так чтоб предстал молодцом я пред девой любезной луканской).
Больше какая страна там зайцев плодит или вепрей?
Больше в каких там водах эхины иль рыбы таятся,
Чтоб возвратиться домой феакийцем я мог зажиревшим?
25 Должен ты все отписать мне, а я — тебе полностью верить.
Мений, когда он отца и матери средства истратил
Храбро дотла, балагуром столичным считаться он начал:
Шут бродячий — не мог он одних только яслей держаться;
Он натощак меж врагом и другом не делал различья;
30 Мастер лихой сочинить клевету на любого любую,
Пагуба он, ураган и прорва для рынка съестного;
Все, что сыскать удалось, предавал ненасытному брюху.
Если ж у тех, кто питал уваженье иль страх к негодяю,
Он ничего не урвет или мало, — дешевые кучей
35 Жрал он рубцы и ягнят, сколько трем бы медведям хватило —
Видно, чтоб мог он сказать (как строгий наш Бестий), что нужно
Брюхо обжор выжигать каленым железом. И он же,
Если напал на добычу побольше, то, все обративши
В дым и золу, говорил: «Для меня ведь не диво, клянусь я,
40 Те, кто съедают добро, ибо нет ничего во всем мире
Жирного лучше дрозда и прекрасней, чем матка свиная...»
Право, таков же и я: если средств у меня не хватает,
Бедной я жизни покой хвалю среди скудости твердый;
Если же лучше, жирней мне кусок попадает, то я же
45 «Мудры лишь вы, — говорю, — и живете, как следует, только
Вы, что всем напоказ свои деньги пустили на виллы».

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 312—313.

Послание 15.


Ст. 23. Эхины — морские ежи.

[3/4Север Г. М.


В Велии, Вала, зима какова? Как воздух в Салерне?
Что за людей та страна, какие дороги? Ведь Байи,
Муза Антоний решил, мне бе́з толку — все же заставил
там отбиваться меня, когда в ледяной я купался
5 в самую стужу волне. Конечно, вздыхает местечко —
мирта что брошены рощи, что нервную, как утверждают,
серные воды целящие хворь — забыты; ревнует
всякого кто под ключи клузийские смеет подставить
брюхо и голову, в Габии мчится и в хладные веси.
10 Место придется сменить, и мимо известных подворий
лошадь теперь направлять. «Куда ж ты? Не в Кумы, не в Байи
надо мне ехать», — сердитый воскликнет наездник, и левой
дернет вожжой (у лошади взнузданной ухо на морде).
Хлеба запас у кого из двух поселений богаче?
15 Дождь собирают, иль воду из вечно текущих колодцев
пьют ключевую? (До вин мне тамошних дело пустое;
здесь я в деревне своей стерплю и снесу что угодно;
к морю приехав же, тонкого стану искать, да с породой —
что разгоняет заботы, богатой надеждой оставшись
20 в венах моих и в душе, что речь устремляет словами,
что молодым луканской меня представит подружке).
Больше родит кабанов какая округа и зайцев,
больше в которых водах таится эхинов и рыбы —
чтобы оттуда вернулся домой я жирным феаком —
25 должен ты мне написать, а тебе — я равно поверить.
Мений, усердно отца и матери средства истратив,
светским считается нынче, шутом, бродячим фигляром —
нет у такого надежного стойла; голодный, не станет
между своим и чужим выбирать; такой ужасающ
30 всякому тем, что измыслить готов любое бесчестье;
порча он, буря с грозой, и бездна для рынка съестного —
все что сумел раздобыть утробе отказывал алчной.
Если сорвать не сумел ничего с потакавших бесстыдству
и с боязливых (иль мало сорвал) — дешевые бычьи
35 мисками жрал потроха и ягнятину (трем бы медведям,
верно, хватило), и, ясно, твердил, что мотам каленой
брюхо пластиной следует жечь, корректор наш Бестий.
Он же, когда получал добычу побольше, и всякий
раз обратив ее в пепел и прах, «Не диво, клянусь я, —
40 молвил, — когда проедают добро; найти невозможно
жирного лучше дрозда ничего, и матки прекрасней».
Я не иначе таков — хвалю пустяки да укромный
угол когда угасают дела, средь скудости стойкий;
если ж жирнее, отрадней кусок выпадает, то я же
45 «Мудрые вы, — говорю, — одни лишь достойно живете,
в виллах блестящих свои напоказ богатства оставив».

2016 г.

Нумонию Вале.

Г. Нумонию Вале, с расспросами о местности городов Салерн и Велия (ст. 1—25), затем с сообщением о неком Мении (Menius; в некоторых изданиях Эний (Enius), и Маллий (Mallius); ст. 26—46).

Расспросы связаны с предполагаемой поездкой Горация в связи с лечением которое прописал ему Антоний Муза (Акрон предполагает, что по поводу заболевания глаз). Муза применял собственный метод — холодное питье, компрессы и ванны, вместо принятой практики горячих. Гораций собирается ехать в Салерн и Велию, на побережья южной Кампании и северной Лукании, чтобы принимать там холодные ванны в море; очевидно потому, что поехать на лечение он может только зимой, когда ехать, например, в Клузий и Габии (ст. 8—9), популярные курорты с холодными водами, будет слишком холодно (ср. вопрос о зиме в ст. 1). Как следует из Послания, Гораций соглашается с рекомендацией Музы с неохотой (ст. 3—5).

Сообщение о Мении с первой частью Послания не связано, и, очевидно, следует личному разговору между Горацием и Валой.

Вала (Vala) — когномен в роду Нумониев (Numonia). Адресат Послания — либо сам Г. Нумоний Вала, легат П. Квинтилия Вара во время неудачной кампании того в Германии в 9 (погиб во время битвы в Тевтобургском лесу, пытаясь бежать с кавалерией), либо его сын. В районе Салерна и Велии Валы имели поместья.

Антоний Муза (Antonius Musa; ум. в 14) — римский врач; вольноотпущенник Августа и его личный врач; брат Евфорба, врача царя Юбы. Вел деятельность в среде римских аристократов. Успешно применял собственный метод лечения холодным питьем, компрессами и ваннами. По постановлению Сената (Senatus consultum), за успешную деятельность получил значительное вознаграждение; был освобожден от уплаты налогов; получил всадническое достоинство (equites, всадники — аристократическое сословие, второе после сенаторов); его статуя была поставлена рядом со статуей Эскулапа.

Особую популярность приобрел в 23 до н.э. когда вылечил Августа после Кантабрийской кампании. Однако последовавшая затем попытка вылечить этим методом такое же заболевание у М. Клавдия Марцелла (M. Claudius Marcellus; 42—23 до н.э.; римский государственный и военный деятель; рассматривался как один из преемников Августа) закончилась неудачно (что, очевидно, в известной степени дискредитировало как метод Музы, так его самого). ○ Дион Кассий, LIII (30):

<Август> не мог заниматься даже самыми неотложными делами, однако Муза вылечил его посредством холодного питья и холодных ванн. За это Муза получил и от самого Августа, и от Сената значительное вознаграждение, и также право носить золотое кольцо ([которого не имел] так как был вольноотпущенником); был освобожден от уплаты налогов (и не только для самого себя, но также для членов своей профессии, и не только своих современников, но также будущих поколений). Однако суждено оказалось так, что взявший в свои руки дело Судьбы сам же скоро попал в ее западню; ибо если Август таким образом был исцелен, то когда вскоре затем заболел Марцелл, и Муза стал лечить его так же, — тот умер...

Светоний, «Божественный Август» LIX:

Врачу Антонию Музе, исцелившему его от смертельной болезни, сенаторы на свои деньги поставили статую возле изваяния Эскулапа...

«Божественный Август» LXXXI:

Тяжело и опасно болеть ему за всю жизнь случилось несколько раз, сильнее всего — после покорения Кантабрии; тогда его печень так страдала от истечений желчи, что он в отчаянии вынужден был обратиться к лечению необычному и сомнительному — вместо горячих припарок, которые ему не помогали, он по совету Антония Музы стал употреблять холодные...


1. Велии. Velia; Έλέα; Ве́лия. Город в Италии (совр. г. Ашеа в регионе Кампания Италии). В Велии также либо жил, либо имел поместье Г. Требаций Теста, юрисконсульт, которому обращена Сат. II I; об этом известно по упоминаниям у Цицерона. ○ Цицерон, «Письма к знакомым» VII XX (1):

Любезнее была мне Велия, так как я почувствовал, что ты ею любим. Но к чему мне говорить «ты»? Кто не любит тебя? Клянусь богом верности, по твоему Руфиону тосковали так словно это был один из нас. Но я не упрекаю тебя, раз ты отослал его для своего строительства. Ведь хотя Велия и не хуже нежели Луперкал, я все-таки предпочитаю быть там у вас, нежели переносить все это...

(Руфиону. Вольноотпущенник Требация; очевидно, архитектор, которого тот отправил в Рим для наблюдения за постройкой дома. Луперкал. Пещера на Палатинском холме в Риме, посвященная богу Луперку, покровителю стад. У вас. В Риме.)

«Топика» I (5):

После, когда я приехал в Велию, увидел твой дом и твоих близких...

1. Воздух. Caelum. У римлян не было понятия собственно климата; погоду в общем, характерную какой-л. местности, называли caelum и aer (атмосфера, воздух), либо греческим κλίμα (страна света как регион с характерными особенностями погоды, природы, и т.п.).

1. Салерне. Salernum; Сале́рн. Город в Италии (совр. г. Салерно в регионе Кампания Италии).

1. Исторически побережья южной Кампании и Лукании популярностью курортного места не пользовались. Более-менее посещаемыми курортами Салерн и Велия стали как раз благодаря рекомендациям Антония Музы (которые также снизили популярность Бай; см. 5—7). Ко времени Послания, в Салерн и Велию из Рима и его окрестностей на отдых почти не ездили; соответственно, сведения об этих местах были общие. В ст. 1—214—1522—25 Гораций расспрашивает Валу о главных, с точки зрения римлянина, качествах местности: каков климат («воздух» в общем и погода в зимнее время, в «отопительный сезон»), какие люди живут, насколько хороши дороги, каково снабжение хлебом, каково снабжение водой, насколько богата дичью земля, насколько богато рыбой море у побережья.

2. Что за людей... страна, какие дороги. Главнейшие из «римских» критериев местности — население и транспортная доступность (либо пригодность для прокладки дорог если местность еще не романизирована).

2. Байи. Baiae; Ба́йи. Город в Италии (совр. г. Баколи в регионе Кампания Италии). Популярный бальнеологический курорт, «статусное» место отдыха и развлечения римских аристократов. Район отличался превосходным климатом, изобиловал теплыми сернистыми источниками, которые считались высоко целебными (в частности, в отношении заболеваний нервной системы).

3. Муза Антоний. Му́за, Анто́ний (Musa, Antonius; 63 до н.э. — 14). Римский врач. Вел деятельность в среде аристократов и обеспеченных римлян.

3. Все же. Т.к. я тогда находился в Байях, он заставил меня принимать холодные ванны в море.

4. Отбиваться. Invidus. Зд. сопротивляющийся выполнять что-л. против своего желания.

4—5. Отбиваться... волне. Дата Послания точно не восстанавливается, поэтому можно допустить, что оно было написано после смерти Марцелла в 23 до н.э. и Гораций, таким образом, «отбивается» не только потому, что холодные ванны ему могут быть неприятны, но тж. из шутливого страха умереть после холодной ванны как Марцелл.

5—9. Вздыхает... веси. Указание на потерю Байями популярности может трактоваться двояко: 1) после успешного исцеления Августа холодными ваннами этот метод Музы приобрел большую популярность, чем привлек внимание аристократов и обеспеченных римлян (являвшихся основными «пользователями» Бай) к курортам предлагавшим холодные воды; 2) после смерти Марцелла, когда тот принимал холодную ванну на Байском побережье, следуя предписаниям Музы, популярность Бай естественным образом пошатнулась.

6. Мирта... рощи. В миртовых рощах были устроены парильни, собирающие горячие испарения серных источников.

6—7. Нервную... целящие хворь. В числе показаний к применению сульфидных (сероводородных) вод одно из главных — заболевания центральной и периферической нервной системы.

8—9. Ключи клузийские... Габиях. В Клузий (Clusium; город в Италии, совр. г. Кьюси в регионе Тоскана Италии) и Габии, известные целебными холодными водами. В районе Габий, в частности, также имелись сернистые источники, однако популярностью пользовались не они (составлявшие слабую конкуренцию байским), а холодные ключи Альбулы (Albula, Aquae Albulae), целительные и как питье, и как ванна. ○ Страбон, V III (10—11):

(10) Влево от Латинской дороги, между ней и Валериевой дорогой, находятся города лежащие на Пренестинской дороге; Габии с каменоломней, наиболее полезной среди прочих для Рима... (11) Отсюда река течет по весьма плодородной равнине мимо каменоломен тибуртинского и габийского камня и так называемого красного камня; поэтому вывоз камня из каменоломен и доставка водным путем — дело совсем легкое; и большинство произведений искусства в Риме сделано из привезенного отсюда камня. По этой равнине текут так называемые воды Албулы — холодные воды из многих источников, исцеляющие разные болезни, применяемые для питья и для ванн...

Тибулл, III V 1—4:

Вас полонили, друзья, ключевые этрусские воды,
воды к которым пути в знойные дни не ищи;
в дни же когда земля весенним пурпуром блещет,
байским священным струя́м не уступают они...

(Этрусские. В районе г. Клузий. Клузий — этрусский город, один из самых влиятельных городов Этрусского союза.)

9. Брюхо и голову. Душ направленный на голову и живот рекомендовал Муза, позже Цельс. ○ Цельс, «О медицине» I IV:

Ничто в такой степени не полезно для головы как холодная вода. Поэтому страдающий головными болями должен в летнее время ежедневно держать голову, в течение некоторого времени, под очень сильной струей [холодной воды]...

9. Габии. Gabiae; Га́бии. Город в Италии (в районе совр. г. Рим, 30 км к востоку).

9. Хладные веси. Долина в которой расположены Габии имеет более холодный, по сравнению с окружающей местностью, климат — из-за обилия холодных ключей, и на большей высоте.

10. Место придется сменить. Т.к. Муза прописал холодные ванны вместо горячих, которые я всегда принимал в Байях, куда ездил за этим регулярно. ○ Гораций, «Оды» Од. III IV 23—24:

...Или пленит меня
преле́сти холод, влажный Тибур,
или потоки в прозрачных Байях...

(Тибур. Город в Латии (совр. г. Тиволи в регионе Лацио Италии).)

10—11. Мимо... направлять. Я бываю в Байях так регулярно и часто, что моя лошадь так привыкла к маршруту, что привычно останавливается на постоялых дворах подобно почтовой.

11. Кумы. Cumae; Κύμη; Ку́мы. Город в Кампании (руины в районе совр. пос. Кума в коммуне Баколи в регионе Кампания Италии).

12. Сердитый. В т.ч. потому, что теперь приходится ехать так далеко.

12—13. Левой дернет вожжой. Маршрут из Рима в Байи во время Горация пролегал по Аппиевой дороге до г. Капуя, затем по Попилиевой дороге до г. Лилиан (Lilianum; совр. г. Джульяно-ин-Кампанья в регионе Кампания Италии); где от нее ответвлялась Кампанская дорога, шедшая к г. Путеолы (Puteoli; совр. г. Поццуоли в регионе Кампания Италии), где заканчивалась в центре у амфитеатра Флавиев, откуда до Бай оставалось 5 км к югу. Таким образом, чтобы попасть из Рима в Байи, на разветвлении нужно было поворачивать направо; теперь же, когда Гораций собирается поехать дальше, ему нужно будет направлять коня налево; двигаясь дальше по Попилиевой дороге до Салерна.

15—16. Дождь собирают... пьют ключевую. Водоснабжение римских городов решалось двумя способами, которые зависели от количества населения, характера местности, наличия/качества родниковой воды в пределах доступности.

Если население города было небольшим, и/или город нельзя было «подключить» к акведуку (уже существующему или проектируемому), город снабжался водой посредством системы накопительных резервуаров — цистерн (cisterna). Это были подземные водохранилища, выложенные камнем и герметизированные цементом (caementum). Цистерны были объединены в водопроводную систему (aquaeductio), выполненную из свинцовых и керамических труб (tubus). (Такие системы сохранились во многих местах; одна из наиболее характерных, в плане стратегического решения, — в г. Бильбилис, на родине М. Валерия Марциала, где из-за расположения города на склонах и вершине возвышенности постройка акведука, даже при наличии подходящих водных ресурсов в районе города, была невозможной; см. http://www.martialis.ru/index.xps?4.9)

Если население города было большим, в город, как правило, проводился акведук, даже если расстояние до источников было значительным. Самый характерный пример — г. Рим, который к концу I в. при населении свыше миллиона человек, имел систему из девяти акведуков, самый длинный из которых был 87 км в длину (Aqua Anio Novus; построен в 52). На строительство и поддержание таких систем средства выделялись без ограничения, по многим причинам, главные из которых: 1) большое количество свежей проточной воды обеспечивало необходимые санитарные условия при высокой плотности населения; 2) строительство таких значимых сооружений использовалось финансирующими их в пользу своего имиджа (и этот «аргумент» был, например, более веским чем устройство игр, раздача хлеба, и т.п.); 3) постоянно и обильно текущая вода [высокого качества] входила в число символов «вечности» государства, принципов римского мира.

Отсюда Гораций, плохо представляющий места куда собирается ехать, получив ответ на вопрос о водоснабжении этих городов сделает вывод об их статусе или масштабе. (Некоторую аналогию можно провести с вопросом «есть ли в городе метро или нет» в наше время.)

16. Пьют ключевую. Акведуки, за небольшим исключением, брали воду из лучших известных источников.

16—21. До вин... подружке. Одна из максим философии Горация, синтезирующей принципы эпикуреизма и стоицизма: если есть возможность воспользоваться чем-то «шикарным» — я ей воспользуюсь, если нет — спокойно обойдусь без этого. В обычной, «повседневной» жизни (у себя «в деревне») я довольствуюсь малым; проводя время в Байях («на море») могу соответственно воспользоваться атрибутами «роскошной» жизни (по мере возможности на это потратившись, даром что это не является жизненно необходимым). «Шикарное» для меня не является ни способом, ни тем более смыслом жизни; это всего лишь мимолетное удовольствие, от которого я, тем не менее, не откажусь. Способ и смысл жизни я нахожу в том чтобы находить удовольствие в делах ежедневной рутины, в каждом событии каждого ее дня, потому что она и составляет жизнь.

16. Дело пустое. Так же потому, что во время Горация вина из южной Кампании и северной Лукании не считались высокосортными; ср. у самого Горация. Ко второй половине I в. ситуация, как видно, изменилась, т.к. в литературе появляются упоминания об этих винах как превосходных. Тамошние вина Горация не заинтересуют, т.к. чтобы проводить время «роскошно» (ст. 16—21, 18) ему нужны только традиционно лучшие вина, в число которых входят вина байского региона. ○ Гораций, «Сатиры» Сат. II IV 55—57:

Если суррентским вином доливают отстой от фалерна,
стоит в него лишь яйцо голубиное выпустить — вскоре
всю постороннюю мутность желток оттянет на днище...

(Суррентским. Г. Суррент (Surrentum; совр. г. Сорренто в регионе Кампания Италии). Фалерна. Вино из региона Фалерн в Кампании, на г. Массик, между гг. Синуэсса (Sinuessa; совр. г. Мондрагоне в регионе Кампания Италии) и Теан Сидицинский (Teanum Sidicinum; совр. коммуна Теано в регионе Кампания Италии). Одно из лучших вин Италии.)

Марциал, XIII CX:

Пьешь из Суррента вино? Ни златых, ни из мурры цветистой
кубков не надо — вино даст тебе чаши свои.

17. Здесь я в деревне своей. В Сабинах, на своей вилле.

18. К морю приехав... стану. И об обычных поездках в Байи, и о планируемой в Салерн и Велию.

20. Речь устремляет словами. Гораций, «Послания» Посл. I V 19:

Полные кубки кого не сделали красноречивым?..

21. Луканской. Когда я приеду в Велию.

23. Эхинов. Echinus; ἐχῖνος (морской еж, Sphaerechinus Esculentus). В кулинарии высоко ценятся икра и молоки.

24. Феаком. Иронически: откормленным и постигшим блаженство, приобщенным к божественному; «вторым Алкиноем», царем феаков. Феак — метоним изнеженного, пресыщенного человека, не знающего ни в чем отказа. По названию мифического народа феаков, обитавшего на о. Схерия (Σχερίη; совр. о. Керкира, в составе Ионических островов), считавшегося одним из блаженных, близких к богам (вместе с гипербореями, лотофагами, эфиопами). ○ Гораций, «Послания» Посл. I II 28—30:

...Подобны
юношам мы Алкиноя, что заняты были не в меру
холею кожи, и спать до полудня считая приличным...

26. Отца и матери средства. Все наследство которое ему оставили. ○ Персий, VI 19—22:

...Иной — только раз, в день рожденья,
купленный в миске рассол плеснет на засохшую зелень,
перец священный хитро́ сыпанет, а другой, тороватый
парень — не дура губа — проедает огромные деньги...

27. Светским. Urbanus. 1) Городской, преим. римский; 2) благовоспитанный, культурный, образованный; 3) аристократичный, изысканный, изящный; 4) тонкий, остроумный, утонченный. Подразумевает принадлежность к «высшему обществу», «интеллектуальной элите». С намеком на то, что подобный образ жизни ведет большинство представителей «сливок общества», в среде которых он становится своего рода модой; в частности, промотать состояние «просто так», «за нечего делать», чтобы оставить о себе такую память — чем большее состояние за чем меньшее время промотал, тем соответственно более «славен». Ср. в Посл. I IX 11.

27. Бродячим фигляром. Амбив. Scurra: 1) вертопрах, праздношатающийся; 2) балагур, шут; 3) льстец, прихлебатель.

28. Нет у такого надежного стойла. Нет такого хозяина который бы постоянно его кормил и снабжал всем необходимым.

28. Надежного стойла. Certum praesaepe. Ср. с фраз. certus conviva — «верный, надежный, постоянный»сотрапезник, завсегдатай какого-либо стола и дома, постоянно обедающий там и получающий подачки. ○ Гораций, «Послания» Посл. I VII 73—75:

...Hic ubi saepe
occultum visus decurrere piscis ad hamum,
mane cliens et iam certus conviva...
Бегать как рыба на скрытый крючок — сперва он клиентом
утром пораньше, потом сотрапезником верным...

29. Своим и чужим. Погов. Civis... hostis (гражданин... иностранец). Не делать различия между гражданином [Рима] и иностранцем, т.е. между плохим и хорошим, правильным и неправильным. Поговорка выражающая характерное отношение к тому что противоречит «подлинно римской» модели поведения.

31. Порча он, буря с грозой. Pernicies et tempestas. Pernicies (порча, чума) и tempestas (гроза, буря) — классические поэтизмы-метонимы гибели, разорения, смерти.

31. Бездна. Цицерон, «Об ораторе» II LV:

Видно, недаром старый Брут был одним из умнейших людей в нашем обществе — он отлично знал эту прорву, и опасался, что когда-нибудь его сын останется ни с чем, и люди подумают будто ему ничего и не было оставлено...

31. Рынка мясного. Macellum. Продовольственный (преим. мясной) рынок.

33. Потакавших бесстыдству. 1) Ублаженных лестью. 2) Симпатизирующих подобному образу жизни.

34. Боязливых. 1) Боящихся «обидеть отказом». 2) Боящихся его наветов, клеветы, и т.п.

35. Потроха. Omasum. Бычьи внутренности, по-разному приготовленные. Блюдо и термин галльского происхождения; считалось дешевой, «бросовой» пищей; употреблялось в основном в среде низших классов.

35. Ягнятину. Мясо ягненка считалось низкосортным, и употреблялось в основном в среде низших классов.

37. Брюхо. Если раб был прожорлив, добросовестный работорговец его клеймил и продавал «со скидкой»; клеймо ставилось на животе.

37. Пластиной. Lamina, lamna. Раскаленная металлическая пластина; орудие пытки.

37. Корректор. По чтению «corrector» (корректор) vs. «correctus» (выправленный, исправленный, улучшенный).

37. Корректор. Corrector. Чиновник, временный наместник, направляемый в провинцию когда положение в ней (как правило по вине действующей администрации) так или иначе ухудшалось, чтобы его исправить. Зд. метонимически как исправитель «падших нравов». Ср. Посл. II I, применительно к тому каким должен быть поэт. ○ Гораций, «Послания» Посл. II I 128—131:

Mox etiam pectus praeceptis format amicis,
asperitatis et invidiae corrector et irae;
recte facta refert, orientia tempora notis
instruit exemplis, inopem solatur et aegrum...
После же дух воспитает им дружеским он наставленьем,
душу исправит, избавив от зависти, гнева, упрямства;
доблести славит дела, и благими примерами учит
годы грядущие он; и больных утешает, и бедных...

37. Бестий. Кто именно Бестий — не вполне ясно. Возможно, этот Бестий упоминается у Персия. Представляется, что он был характерным алчным скупым типом, осуждающим алчность и скупость. ○ Персий, VI 37—40:

...К философам-грекам
Бестий взыскателен: «Вот что случилось: когда любомудры —
финикам, перцу вослед — явились в город, кастраты,
кашу испортил косарь подливкой отвратного масла...

39. В пепел и прах. Погов. In fumum et cinerem [dilabi] (в дым и пепел [рассеяться/рассыпаться]; ≈ в пыль и прах). Обжорство приравнивается к пожару.

40. Когда проедают добро. Гораций, «Сатиры» Сат. I II 7—9:

Спросишь: зачем он добро, нажитое отцом или дедом,
все без остатка спускает в свою ненасытную глотку,
и на заемные деньги скупает к столу разносолы?..

41. Дрозда. Turdus. Один из излюбленных деликатесов. В латинской литературе упоминается многократно. ○ «Сатиры» Сат. I V 71—74:

Прямо оттуда поехали мы в Беневент, где хозяин,
жаря нам чахлых дроздов, чуть и сам не сгорел от усердья,
ибо бегучий огонь разлился по старенькой кухне,
и порывался уже лизать потолок языками...

(Жаря нам чахлых дроздов. Пытаясь угодить в меру своих возможностей.)

«Сатиры» Сат. II II 74—77:

...Ну, а если возьмешь и смешаешь
устриц с дроздами, вареное с жареным — сразу в желудке
сладкое в желчь обратится, и внутренний в нем беспорядок
клейкую слизь породит...

«Сатиры» Сат. II V 10—11:

Слушай как можешь богатство нажить. Например: не пришлет ли
кто-нибудь или дрозда, иль еще тебе редкость другую...

«Эподы» Эп. II 33—34:

На кол недлинный сеть натянет легкую —
дрозду-проглоту каверза...

Персий, VI 23—24:

Большего я не прошу, вчерашних рабов не желаю
потчевать ромбом, дроздов различать по тонкостям вкуса...

(Вчерашних рабов. Вольноотпущенников, теперь моих гостей. Ромбом. Rhombus; камбала или палтус.)

Петроний, LXIX (3):

Всем этим несчастьям не было бы никакого конца, не будь подан десерт — дрозды из пшеничного теста, с начинкой из изюма с орехами...

(Дрозды из пшеничного теста. Имитация деликатесов — почти обязательный элемент «богатого» стола, обеденного «роскошества» (lautitia).)

41. Матки. Матка свиньи (нерожавшей — sterilicula, рожавшей — vulva) и свиное вымя (sumen) не считались собственно «деликатесом», но были самым лакомым блюдом. Отсюда в латинской литературе, начиная с Плавта, при описании самых роскошных застолий они упоминаются чаще прочих «изысканных» деликатесов. Самой вкусной считалась матка свиньи после первого помета.

42—43. Укромный угол. Гораций, «Послания» Посл. I VIII 13:

Ветреный, Тибуром в Риме, в Тибуре Римом доволен...

(Тибуром... в Тибуре. Где находилось одно из поместий Горация.)

«Сатиры» Сат. II VII 28—31:

В Риме тебя восхищает деревня; поедешь в деревню —
Рим превозносишь до звезд. Как нет приглашенья на ужин —
хвалишь и зелень, и овощи; счастьем считаешь, что дома
сам ты себе господин...

46. Блестящих. Nitidus. Загородные виллы (villa) строились значительно богаче, «масштабней» городского дома (aedes); «сияющий» мрамор — главный атрибут роскошной виллы и один из употребимых в литературе ее метонимов. ○ Эп. I 29—30:

Сверкала чтобы вилла, вдаль до Тускула
Киркеи стен раскинувшись...

[4/4Фет А. А.


В Велии, Вала, что за зима, что за небо в Салерне,
Что за люди в той области, что за дороги, — ведь Баи
Лишними Муза Антоний счел для меня, но однако
Ненависть там мне навлек, заставив меня обливаться
5 В стужу холодной водой. Конечно местечко вздыхает,
Что покидают в нем рощу с презреньем к источникам серным,
Как говорили, из нерв извлекающим старую немощь
И ненавидит больных, что брюхо и голову смеют
Мыть в Клузинских ключах, да едут в Габии в холод.
10 Надо место менять и мимо знакомых трактиров
Лошадь свою направлять. Куда ты? Дорога не в Кумы
Мне или Баи нужна, скажет всадник, поводом левым
Дергая лошадь; у взнузданной лошади ухо-то в морде.
У которых из жителей больше количество хлеба,
15 Дождевую ль пьют воду они, иль из вечных колодцев;
(О вине я на тех берегах ничуть не забочусь.
Пить и сносить я в деревне моей могу что угодно,
Но у моря хочу вина благородней и легче,
Чтоб разгоняло заботы оно и богатой надеждой
20 В жилы вливалось мои, говорить меня побуждало
И меня молодцом представляло Луканской девице.)
Зайцев ли больше кругом, кабанов ли где больше в округе,
Где изобильнее воды морскими ежами и рыбой, —
Чтобы оттуда домой вернулся я тучным Феаком,
25 Должен ты мне прописать, а тебе я должен поверить.
Мений, когда материнское все и отцовское смело
Прожил и стал являться нахалом, шутом бесприютным,
Не всегда одних и тех же яслей держался,
И натощак не мог отличить от недруга друга,
30 Страшен, что выдумать мог на всякого всякую мерзость,
Будучи гибелью, бурею, прорвою рынка мясного,
Все, что мог он добыть, отдавал ненасытному брюху.
Он когда с покровителей лени иль с боязливых
Мало иль ничего не срывал, требухою питаясь,
35 Или дешевой бараниной, сколько не сесть трем медведям,
Все говорил, что брюхо обжор раскаленным железом
Надо жечь, становясь проповедником Бестием. Он же,
Прихватив добычи побольше, когда все немедля
В дым и прах обращал, говорил: клянусь Геркулесом,
40 Не удивляюсь я тем, что добро проедают; ведь лучше
Жирного нет дрозда ничего, сычуга превосходней.
Вот я такой же; когда у меня не хватает достатка,
Я хвалю небольшое да верное, храбрый в лишеньях;
Но когда мне получше кусок, пожирней попадает,
45 Я говорю: умны лишь одни и жить лишь умеют
Те, чьи деньги показно потрачены в виллах блестящих.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Послание XV. К Нумонию Вале. По легкости общего строя и изображению собственных, не установившихся вкусов, послание это относят к более ранним произведениям Горация в этом роде. Орелли указывает на 731—732 г. о. о. Р.. Собираясь провести зиму в городе Велии (в Лукании) или в Салерне (в Кампании), поэт спрашивает богатого владельца в тех местах, Нумония Валу о климатических и иных условиях тех мест, так как он не сбирается ни в Баи, ни в Кумы.


Ст. 3. Медик, Муза Антоний, как видно, своей гидропатией сделал подрыв горячим источником, помогавшим в застарелых болезнях.

Ст. 9. В Этрурии. Габии см. I кн. посл. 11, 7.

Ст. 16. «О вашем местном вине я не спрашиваю, зная что оно плохо. Хоть дома при движении на открытом воздухе могу пить всякое вино, но зимой, скорчась над книгами, требую хорошего, которого добуду помимо местного».

Ст. 23. Эхины см. II. кн. сат. 4, 33.

Ст. 24. Феаки см. I кн. поел. 2, 28.

Ст. 26—37. Мений, знаменитый мот времен Луцилия, слонявшийся за разживой от одного к другому, как животное по разным яслям. При неудаче он становился заклятым врагом обжор, и моралистом в роде современного ему нравоучителя Бестия.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016