КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

epodi xi


текст • переводы • commentariivarialectioprosodia

Гинцбург Н. С. Север Г. М. Фет А. А.

[1/4Гинцбург Н. С.


Теперь как прежде, Петтий, мне писать стишки
радости нет никакой, когда пронзен любовью я,
любовью той что ищет пуще всех во мне
к мальчикам страсти огонь зажечь иль к нежным девушкам.
5 Я отрезвился от любви к Инахии —
третий декабрь с той поры листву с деревьев стряхивал.
Увы, какой мне стыд, везде по Городу
баснею стал я какой! Как стыдно мне пиров теперь,
где обличало все меня в любви моей —
10 томность, молчанье мое, и вздох из глубины груди.
«Ужели перед богачом ничтожество
с искренним чувством бедняк? — в слезах тебе я сетовал,
когда нескромный Вакх из сердца пылкого
жгучим вином выводил на свет все чувства тайные. —
15 Но раз свободно, наконец, в груди моей
гневом вздымается желчь, пущу тогда я на́ ветер
припарки, раны сердца не целящие,
брошу с неравным борьбу врагом мою постыдную...»
Похваставшись тебе таким решением,
20 я отправлялся домой; но шел стопой неверною,
о горе, вовсе не к своим дверям, увы!
К жестким порогам, где я и бедра и бока ломал!
Теперь Ликиска я люблю надменного —
девушек может он всех затмить своею нежностью.
25 Бессильно всё из этих пут извлечь меня —
друга ль сердечный совет, насмешки ли суровые.
Лишь страсть другая разве — или к девушке,
к стройному ль станом юнцу, узлом что вяжет волосы.

Впервые: «Гораций: Полное собрание сочинений», М.—Л., 1936, с. 193.

Эпод 11. Размер: чередование ямбических триметров с элегиямбами.

[2/4Гинцбург Н. С.


Теперь как прежде, Петтий, мне писать стишки
радости нет никакой, когда пронзен любовью я;
любовью той что ищет пуще всех во мне
к мальчикам страсти огонь зажечь иль к нежным девушкам.
5 Я отрезвился от любви к Инахии —
третий декабрь с той поры листву с деревьев стряхивал.
Увы, какой мне стыд, везде по Городу
баснею стал я какой! Как стыдно мне пиров теперь,
где обличало все меня в любви моей —
10 томность, молчанье мое, и вздох из глубины груди.
«Ужели перед выгодой ничтожество
с искренним чувством бедняк? — в слезах тебе я сетовал,
когда нескромно бог, лишь распалюся я
жгучим вином чересчур, из сердца тайну выведет. —
15 Но раз свободно, наконец, в груди моей
гневом вздымается желчь, пущу тогда я на́ ветер
припарки, раны злые не целящие,
кончу с неравным борьбу, отбросив скромность ложную...»
Едва решенье твердое я принял, ты
20 в дом мне вернуться велел; но я стопой неверною
спешил, о горе, не к своим дверям, увы!
К жестким порогам, где я ломал и бедра, и бока.
Теперь Ликиска я люблю надменного —
девушек может он всех затмить своею нежностью.
25 Бессильно всё из этих пут извлечь меня —
друга ль сердечный совет, насмешки ли суровые.
Лишь страсть другая разве — или к девушке,
к стройному ль станом юнцу, узлом что вяжет волосы.

«Гораций: Собрание сочинений», СПб., 1993, с. 199.

Эпод 11. К другу Горация — Петтию. Нечетные стихи — ямбический триметр, четные — элегиямбы (сочетание дактилей с ямбами).

[3/4Север Г. М.


Как прежде, Петтий, мне стихотвореньица
радости нет никакой писать, когда ужален я
любовью, что стремится больше всякого
к мальчикам страсти огонь разжечь и к нежным девушкам.
5 Оставил пыл безумный я к Инахии —
третий декабрь с тех пор стряхнул с лесов убранства кров.
Какой позор, увы, теперь мне! В Городе
только и слов — про меня. Мне стыдно вспомнить пиршества,
любовь молчанье, вялость и рассеянность
10 где обличали мою из сердца недр вздохами.
«Не может чистый, что ли, дух соперничать
бедного с денег мешком?» — тебе я как-то плакался,
когда бесстыдный бог, меня сжигающий
чистым горячим вином, секреты всем раскрыл мои.
15 «Теперь, в груди когда моей свободная
гневом досада кипит, пустив по ветру всякие
для раны злой припарки бесполезные,
больше неравного, стыд забыв, не стану требовать».
Тебе вот так отчаянно похваставшись, —
20 звали вернуться домой — спешил неверной поступью
к дверям — увы, чужим! — увы, к жестокому! —
мчался порогу, где бил бока — сломал где чресла я.
Теперь к Ликиску, дев который томностью
ставит себя выше всех, охвачен страстью пышущей.
25 Из пут спасти не сможет чувства этого
искренний друга совет, ни злой попрек язвительный —
к другой лишь страсть девчонке ослепительной,
к мальчику, длинные что распустит, стройный, волосы.

2006 г. «Кв. Гораций Флакк: Книга Эподов», Торонто, 2015, с. 51.

К Петтию.


5. Инахии. Гораций, Эп. XII 14:

Сделать Инахию ты не устанешь...

6. Стряхнул с лесов убранства кров. Ср. аналогичный образ у Вергилия. Образ, скорее всего, происходит из греческого источника, из каких и у Горация, и у Вергилия наблюдаются систематические заимствования. ○ Вергилий, «Георгики» II 476:

И украшенье лесов снесено Аквилоном холодным...

7. Городе. Urbs (Город). Рим.,

13. Бесстыдный бог. Inverecundus deus (бесстыдный, нескромный, развязный бог). Зд. Вакх, как выдающий «пьяные» тайны. Ср. употребление противоположного эпитета в Од. I XXVII — verecundus (робкий, скромный, сдержанный), т.е. не злоупотребляющий, — когда Гораций желает предостеречь от злоупотребления дарами Вакха. ○ Гораций, Од. I XXVII 2—4:

...Бросьте же варварский
обычай, и стыдливость Вакха
не нарушайте кровавой распрей...

20. Неверной поступью. Ноги сами несли меня туда откуда я тщетно пытался уйти.,

22. Где бил бока. Распространенный обычай проводить ночи у дверей (или под окнами) возлюбленной. ○ Гораций, Од. I XXV 1—47—8:

(1) Реже по ночам в заперты́е ставни
раздается стук молодежи дерзкой,
чтоб прервать твой сон, и покой свой любит
дверь на пороге...
(7) «Лидия, ты спишь, а любовник гибнет
в долгие ночи!..»

Марциал, X XIV 7—8:

Ты у порога лежишь ночного презрительной шлюхи,
и на глухую, увы, дверь проливаешь слезу...

Персий, V 163—166:

...Неужели я буду позором
трезвой родне? Разобью без стыда о порог непотребный
я достоянье отцов перед влажной дверью Хрисиды?
Ей распевая во славу с потухшим факелом, пьяный?..

22. Чресла. Амбив. Lumbus: 1) поясница, чресла; 2) гениталии, эвф. «чресла». «Сломал где чресла» значит: 1) сломал поясницу, спину; 2) не добился близости которой домогался.,

28. Длинные... волосы. До 14 лет, когда для мальчиков наступало право ношения «тоги зрелости» (toga virilis), они носили «детскую» тогу с пурпурной полосой (toga praetexta) и длинные волосы. ○ Гораций, Од. I XXI 1—2:

Песнь Диане споем, нежные девушки,
Фебу, юноши, песнь — в кудрях, Кинфийскому...

(Фебу. Феб — «чистый», эпитет Аполлона.)

Од. II V 21—24:

Коль он сольется с толпами девушек,
то незнакомца, хоть прозорливого,
введут в великое сомненье
волны кудрей и черты девичьи.

(О мальчике Гиге, знаменитом своей красотой.)

Од. III IV 60—62:

С нею — и бог, неразлучный с луком,
кто в чистой влаге моет Касталии
кудрей извивы...

(Бог, неразлучный с луком. Аполлон.)

Од. IV VI 25—27:

Песен бог и Муз наставитель звонких,
что волну кудрей омываешь в Ксанфе,
Феб...

Од. IV X 2—3:

Как однажды придет первый пушок, спеси нежданный гость,
как обрежут кудрей, что по плечам ныне бегут, руно...

Эп. XV 9:

Длинные кудри пока тревожит зефир Аполлона...

(Образ длинных волос мальчика в восприятии римлянина согласуется с одним из главных атрибутов Аполлона — неувядаемой юностью.)

Марциал, IV XLV 7—8:

Неувядаемо пусть цветет твоя вечная юность,
Феб! Да не будут твоих Бромия кудри длинней!..

(Бромия. Бромий — одна из эпиклес Вакха, который также считался вечно юным.)

IX XXIX 7:

Ни мальчуганов толпа кудрявых у школы наутро...

(Кудрявых. Cirrati; школьники.)

Персий, I 29—30:

Или, считаешь, пустяк быть предметом диктанта кудрявых
мальчиков?..

Петроний, XXVII (1):

Между тем мы, не раздеваясь, стали прогуливаться, больше чтобы развлечься, и подходить к кружка́м собравшихся; как вдруг видим лысого старика в рыжей тунике, игравшего в мяч с длинноволосыми мальчиками...

LVII (4):

Сорок лет был рабом, никто, однако, не знал — раб или вольный. Приехал в город этот лохматым мальчишкой, еще базилики построено не было...

LVIII (1):

Услышав такое, недруг Аскилта обратил поношения к мальчику, и — Ты-то, — молвит, — ты тоже гогочешь, луковица патлатая?..

[4/4Фет А. А.


Петтий, влюбленному нет мне охоты
Так же стишки, как бывало, писать,
Страсть меня больше, чем всех, принуждает
К мальчикам нежным иль девам пылать.

5 Как от Инахии я отрезвился,
Третий декабрь рвет убранство лесов;
Горе, как совестно вспомнить, что был я
Сказкою города! Жаль мне пиров,

Где выдавали влюбленного вздохи,
10 Да молчаливость при вялости сил.
«Иль чистота бедняка так ничтожна.
Перед богатством?» — тебе я твердил, —

«Только у пылкого бог беззаветный
Тайны вином начинал вызывать,
15 Если б в груди моей вольной взыграла
Желчь, я б решился на ветер послать

Все эти средства, что ран не врачуют,
Да и оставить с неровнями бой!»
Только, тебе похвалясь так, бывало
20 К дому сберусь, уж неверной стопой

К двери враждебной и к жестким ступеням
Ближусь, где ляжки протер с двух сторон.
Ныне хвалящимся нежностью женщин
Всвх превзойти, — я Лициском пленен.

25 Тут не поможет друзей увещанья
Или ругательства слышать кругом,
Вновь разве милая дева, иль мальчик,
Что волоса подбирает узлом.

Впервые: Фет А. А., «К. Гораций Флакк», М., 1883.

Эп. XI. К Петтию. Сочинение настоящей эподы разноречиво определяется критиками между 716 и 721 г. от О.Р.. Сам Петтий, к которому обращена эпода, не известен. Поэт сознается своему другу, что даже стихотворство не занимает его в настоящее время, когда он увлечен красавцем Лициском. В таком же беспомощном состоянии был он к стыду своему три года тому назад, будучи влюблен в Инахию, когда вопреки твердому намеренно отстать от неприступной красавицы, он, покидая друзей, невольно приходил лежать у ее двери. Поэтому и теперь ни увещания, ни даже брань не помогут, если не выручит новая страсть.


Ст. 11. Чистота подразумевается сердечная.

Ст. 13. Вакх, не терпящий тайн.

Ст. 17. С богатыми, покупающими ласки, оставя все тщетные надежды, только растравляющие душевные раны.

Ст. 28. Римские мальчики до получения мужской тоги носили длинные волосы, которые подбирали на голове узлом, подобно женщинам.

На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.RU
© Север Г. М., 2008—2016